01.03.2011 08:43

Философское наследие Е.И.Рерих представлено в ложном свете (с сайта МЦР)

Главный редактор публикаторского отдела

Международного Центра Рерихов Т.О.Книжник

В 2011 году на прилавках книжных магазинов появилась книга минского издательства «Книжный дом», посвященная великому русскому мыслителю и подвижнику Елене Ивановне Рерих.

Несмотря на то, что одним из ее составителей является кандидат философских наук, историк и социолог, научный редактор серии биографий «Мыслители ХХ столетия» Александр Грицанов, что предполагает высокий научный и культурный уровень подачи материала, данное издание наглядно демонстрирует обратное. Неосведомленность просветителей относительно вопросов, о которых они собрались поведать читателю, вкупе с небрежностью привели к тому, что философское наследие Е.И.Рерих было представлено в ложном свете, а информация относительно важнейших аспектов ее жизни искажена. Не менее удивляет, что люди, занимающиеся преподавательской работой, прибегают к тем же методам, что и нерадивый студент, берущийся за подготовку реферата о жизни и творческой деятельности того или иного исторического лица, а именно бездумно комбинируют все, что предложат поисковые системы Интернета в ответ на запрос с нужным именем. Жанр компиляции пусть и не требует больших интеллектуальных затрат, но все же предполагает внимательное прочтение используемого материала. Всего этого можно было избежать, если бы авторы-составители не забывали о первом принципе профессионализма — нельзя браться за то, в чем ты не разбираешься.

Как всегда бывает с компиляциями, при чтении книги постоянно испытываешь ощущение dejavu— все это ты уже читал и даже писал и публиковал. Например, раздел «Происхождение и родословная» (с. 7—17) — это публикация из альманаха МЦР «Утренняя Звезда», разделы «В Америке» и «Американская трагедия» (с. 37—46, 58—98) — статья Т.О.Книжник «Американская трагедия», начало главы «Мифы биографии» (с. 127—155) — статья Л.В.Шапошниковой «Огненное творчество космической эволюции»». В большинстве случаев авторы-составители добросовестно указывает источники, что, впрочем, не защищает от нарушения авторских прав тех, чьи работы были использованы, чтобы заполнить пробелы в собственном произведении. Тексты Людмилы Шапошниковой и Сергея Аблеева, Татьяны Книжник и Андрея Кураева, Дион Форчун и Наталии Спириной сошлись в пространстве книги Грицановых, образовав причудливую эклектику идей, взглядов и стилей и создавая видимость разностороннего освещения предмета. Собственно авторская часть книги представляет собой сумбурный и неточный пересказ чужих текстов или склейку материалов разного качества и — что удивительно — разной тематики. Иногда это приводит к курьезным недоразумениям и противоречиям, иногда к серьезным ошибкам, и в целом — к отсутствию внутренней связности и логической последовательности повествования и оставляет ощущение поспешной, халтурной работы.

На с. 36 составители приводят версию А.В.Кураева о том, что секретарь Н.К.Рериха В.А.Шибаев являлся связным Коминтерна, но не приводят ни одного документального подтверждения в ее пользу.

При чтении раздела «Стиль создания Агни Йоги» (с. 36—37) возникает вопрос: что такое «базовое американское издание Живой Этики 1953 года»? Какая именно книга и на каком языке имеется в виду, если первые издания Живой Этики на русском, подготовленные самой Еленой Ивановной, увидели свет в 1924—1937 годах в Париже и Риге?

На этих же страницах появляются авторские рассуждения, уловить логику и последовательность которых не представляется возможным: «По ряду квалификаций (чьих?) именно начало первого тома (книги «Зов») написано так называемым автоматическим письмом (когда рука пишет сама, без участия мозга). В конце текста (какого?) видно, что первая адаптация (чего?) прошла успешно: большая часть материала последующих книг записывалась в ходе непосредственных бесед (а остальной материал к Беседам отношения не имеет?). В их рамках Великие Учителя отвечали на вопросы Елены Ивановны, раз за разом уточняя ей не совсем понятные места. Е.И.Рерих прекрасно ориентировалась в передаваемом материале. Очевидно, что физически невозможно написать столько писем (постойте, ведь речь идет о книгах Живой Этики), в начале XXI века уже собранных и опубликованных в формате практически десятка объемных томов (а разве факт их публикации не доказывает обратное?), одновременно (почему одновременно?) продолжая принимать сообщения от Учителей, писать статьи в журналы и переводить на русский язык «Тайную Доктрину».

На с. 50 раздела «Экспедиции в Индию» (кстати, экспедиции Рерихов не ограничивались Индией) Елене Ивановне приписывается книга «Знаки Агни Йоги» (в действительности «Агни Йога»), при этом ссылка указана на книгу «Мир Огненный». В этот же раздел попал скопированный кусок, посвященный ее эпистолярному наследию и Латвийскому обществу Рериха, с помощью которого оно было издано. Тот факт, что представленные в издании 1940 года письма создавались в 1929—1938 годы, тогда как Центрально-Азиатская экспедиция завершилась еще в 1928-м, авторы-составители оставили без внимания. Как и то, что деятельность указанного Общества вообще не имела отношения к путешествиям Рерихов.

В разделе «Урусвати» (с. 51—58) самому институту Гималайских исследований, созданному Рерихами в долине Кулу, посвящен только один абзац, с натяжкой — два. По-видимому, авторы-составители собрались разрешить загадку сокровенного имени Елены Ивановны, что пытаются сделать с помощью фрагментов ее «Космологических записей» о Новой планете в составе Солнечной системы. По их мнению, люди принимают новое небесное тело за Венеру, тогда как вредные астрономы знают о его существовании, но умалчивают сей факт. «Тот, кто наблюдал звезду Урусвати, как правило, испытывал на редкость благостное и волнующее чувство (откуда эти избранные, если видят ее все?). Многие эзотерики считают, что именно после того затмения (какого и откуда вообще взялось затмение?) наше Солнце (а оно-то здесь причем?) изменило свои свойства…» (с.54—55). Далее авторы приводят другой фрагмент записей, в которых под планетой фигурирует наша Земля, но эту разницу они не видят, что приводит к путанице между энергией человечества и энергией светил. Можно только догадываться, какую мысль они хотели выразить следующим хаотическим пассажем: «Так что, заменяя прекрасные поэтические образы сухими словесными конструкциями, мы делаем все, чтобы помощь Новой Планеты стала минимальной» (с. 55). После космогонических рассуждений и сетований на низкий уровень сознания человечества авторы перескакивают на журнал «Оккультизм и Йога», затем на понимание Еленой Ивановной опасностей фашизма и ее переписку с президентом США Ф.Д.Рузвельтом, после чего указывают на то, что ее имя стоит на листе Учредителей Музея Рериха, Мастер-Института и центра «Корона Мунди». Дальнейший скачок по дальности побивает все рекорды: «Впервые мысль о необходимости спасения культуры в экстремальных ситуациях (посредством заключения некоего международного Пакта) была высказана Н.Рерихом в его докладе в петербургском обществе архитекторов еще в 1904 г.» (с. 57).

На с. 107 составители высказывают версию последних минут Елены Рерих, отличную от свидетельства Ю.Н.Рериха, жившего с матерью в одном доме (см. письмо Ю.Н.Рериха З.Г.Фосдик от 24 октября 1955 г.). Вероятно, им виднее.

В раздел «Становление к жизни после смерти» (с. 108—113) попадает не только информация об открытии мемориала Н.К. и Е.И. Рерихов на территории Музея имени Н.К.Рериха в Москве, но и… становление мироощущения Елены Ивановны, изложенное ею во вступлении к первым записям «Огненного опыта». Можно предположить, что авторы-составители ставили целью рассказать, какие труды Елены Рерих были изданы уже после ее ухода, однако далее речь идет об опубликованной еще в 1929 году книге «Криптограммы Востока», переводе «Тайной Доктрины», вышедшем, опять же, при ее жизни (1937 г.), и, судя по цитате, о биографическом очерке о Сергии Радонежском 1934 г. Неясно, почему в биографической главе оказался раздел «Е.И.Рерих и русское масонство» (с. 113—114), к представителям которого Елена Ивановна хоть и относилась с уважением, но никогда не принадлежала.

Мы глубоко возмущены главой «Мифы биографии», по всей видимости, составленной — воспользуемся слегка переделанным выражением самих Грицановых — «когда рука копирует сама, без участия мозга». Открывает ее... большой фрагмент статьи Л.В.Шапошниковой об огненном опыте Е.И.Рерих, являющейся предисловием к книге «У порога Нового Мира» (с. 127—155). Читатель сразу же оказывается в нелегкой ситуации выбора, что именно считать мифом: эволюционный эксперимент, являющейся важнейшей частью миссии Елены Ивановны и документально зафиксированный в ее дневниках, или его научный анализ, проведенный крупнейшим специалистом в области изучения рериховского наследия и академиком РАЕН? Многое из того, что происходило в жизни Елены Рерих — и внешней, и внутренней — выходит за рамки нашего опыта и наших представлений об окружающем мире, но это не отменяет факта свершения событий, а всего лишь расширяет их контекст. В разряд мифа попадает также... Институт Гималайских исследований «Урусвати», с которым в 1930-е годы сотрудничали десятки научных учреждений и ведущих ученых со всего мира. Почему? Да просто потому, что о нем написано в скопированном предисловии Л.В. Шапошниковой. Наплевательский подход к сбору материала достиг своей кульминации в последующих разделах данной главы — «Махатмы и Е.И.Рерих. Динамика контактов», «Корректировка стиля», «Космическое право брака», «Блаватская о космических испытаниях». Очевидно, что Грицановы не только не читали письма Елены Рерих, о стиле и содержании которых берутся судить, но и, копируя сообщения из Интернет-форумов, которые легли в основу этих разделов, не понимали, о чем вообще идет речь. Каким образом серия оскорбительно-вызывающих постов, созданная нездоровым человеком (увидевшим в сотрудничестве половинчатых душ... сожительство с демонами), обрела статус «дискуссий» и получила место на страницах научно-популярного издания — остается целиком на их совести. Дискутировать с их автором отказались даже на скандально известном ресурсе А.Люфта, указав на неадекватность и нравственную ущербность подобного «самовыражения». Почему же ничего не подозревающему читателю в качестве трактовки важнейших событий биографии Елены Рерих — ее сотрудничества с Учителем и взаимодействия с ближайшими учениками — предлагаются сетевые помои???

Отдельного упоминания заслуживает цитирование в вышеуказанных разделах дневниковых записей Е.И.Рерих, авторские копии которых были незаконно выложены в Интернете, несмотря на то, что Елена Ивановна установила жесткие сроки их публикации. Интересно, что в своем предисловии к книге авторы-составители выказывает свою осведомленность о данном факте и даже цитируют высказывания самой Елены Ивановны и П.Ф.Беликова по данному вопросу, но уже на следующей странице... призывают «заинтересованные стороны» как можно скорее решить вопрос в пользу издания этих материалов. Так что же они считают на самом деле?

На с. 167 составители, уже наглядно продемонстрировавшие свое незнание материала, указывают, «что авторство Агни Йоги, формально приписываемое земными издателями Елене Рерих, мы в равной степени вправе относить к интерпретаторским и литературным талантам Н.К.Рериха. Медиуму — равно как и пророку высшего ранга — более всего желательны грамотные хронисты». Здесь допущены две весьма существенные ошибки, направляющие неподготовленного читателя по ложному пути. Во-первых, Елена Рерих не только не была медиумом, но и потратила немало усилий, чтобы разъяснить своим современникам опасность медиумизма и его отличие от истинных духовных достижений. Об этом подробно говорится в ее письмах, равно как и в книгах Агни Йоги, авторство которых «земные издатели» приписывают Елене Ивановне не по формальным признакам, а по существу дела (и это во-вторых). Чтобы уловить без искажения высокие мысли и искусно облечь их плотью слова, нужно самому иметь высокий уровень сознания. И если бы попавшие в Сеть дневники Елены Рерих, представляющие собой подробную хронику ее бесед со своим духовным Наставником, использовались авторами-составителями для сопоставления с опубликованными текстами Живой Этики, то, возможно, они смогли бы это заметить.

Завершает мифологическую главу раздел «Грани Агни Йоги» (с. 190—195), посвященный записям харбинского ученика и корреспондента Е.И.Рерих Б.Н.Абрамова, которые также были документально зафиксированы и опубликованы.

Пытаясь ответить на вопрос, вынесенный в название следующей главы, «Какую традицию представила миру Елена Рерих?», авторы-составители неоднократно называют Живую Этику — главный труд жизни Елены Рерих — эзотерическим Учением, упуская из виду, что «книга опубликованная не может считаться эзотерической», а собственные оценки должны смиренно уступать дорогу идеям и воззрениям тех, о ком ты пишешь. Создатели Живой Этики дали своему труду иную характеристику, которую озвучили в самой первой его книге: «Учение пригодно для всего мира, для всех сущих»[1]. Елена Рерих никогда не считала познание через внутреннее пространство человека уделом избранных и определяла нашу главнейшую задачу как воспитание мышления, расширение сознания и развитие личности — личности, постоянно открытой к восприятию новых знаний о мире и о себе и осознающей свою ответственность за каждую мысль, слово и действие. Ее отношение к современным апологетам эзотерики было совершенно четким: «Отойдите от всяких «эзотериков», не они будут строить новый мир, но подвижники духа, полагающие душу свою за общее благо»[2]. «Не люблю я тоже термин «эзотерика», звучит уже чем-то изжитым и ненужным. Вчерашний эзотеризм никого не привлекает, и новое знание требует совершенно иной подход и отношение к нему»[3]. Новая модель мироздания и тот практический путь, с помощью которого человек может реализовать стоящие перед ним эволюционные задачи, подробно изложены в самих книгах Живой Этики, письмах Е.И.Рерих, трудах Н.К.Рериха и С.Н.Рериха, а также работах их учеников и последователей: А.И.Клизовского, Е.А.Зильберсдорфа, Б.Н.Абрамова, Н.А.Уранова, П.Ф.Беликова, Л.В.Шапошниковой, давно считающихся классикой среди исследователей рериховского наследия. Авторы-составители в курсе существования вышеупомянутых источников, коль скоро приводят их в списке литературы, так почему бы не воспользоваться их фрагментами? Также следует отметить, что на базе нашего учреждения, созданного С.Н.Рерихом, начиная с 1992 года проводятся международные научно-общественные конференции, выходят научные сборники и отдельные публикации, посвященные проблемам нового космического мировоззрения. Все эти материалы доступны. Однако попытка поместить Живую Этику в разряд эзотерики становится для составителей навязчивой идеей, которая полностью подчиняет сознание и заставляет совершать абсурдные вещи.

На странице 200 сей главы мы находим весьма путанное заявление: «В современной культуре в содержание понятия «эзотерика/эзотеризм» традиционно включают такие феномены, как герметизм, оккультизм и собственно современный эзотеризм». Позвольте, кто включает? На основании каких аргументов? Википедия, к примеру, дает классическое определение эзотеризма как философского мировоззрения, доступного узкому кругу лиц, в противопоставление к экзотеризму — общедоступному знанию, и упоминает наряду с прочими традициями суфизм, йогу, дзен, исихазм и подобные им системы. Во-вторых, эзотеризм и оккультизм по сути синонимы, тот и другой имеют отношение к сокровенному, скрытому знанию. Называть же эзотеризмом, пусть даже и современным, коктейли из восточных учений, адаптированные под западный менталитет и разрекламированные на каждом углу, просто абсурдно. Уместен ли разговор о связи Живой Этики с древнейшими традициями человеческого знания? — Безусловно. Но вести этот разговор, оставляя без внимания богатейший пласт духовной культуры Востока и мифологии и ограничиваясь одним лишь герметизмом, который, по мнению авторов, сменяется оккультизмом, а тот, в свою очередь, «современным эзотеризмом», некорректно и недопустимо.

Более чем странными выглядят манипуляции составителей со статьей Е.П.Блаватской «Практический оккультизм» (с. 207—211), из которой изъяты очень важные моменты о существенной разнице между теософией и практическим оккультизмом, ради уяснения которой и была создана эта статья. Первый фрагмент:

«За последнее время появилось много желающих получить наставления в практическом оккультизме. Поэтому необходимо раз и навсегда разъяснить:

а) существенную разницу между теоретическим и практическим оккультизмом, то есть, между тем, что, вообще, известно под именем теософии, с одной стороны, и тем, что принято называть оккультными науками, с другой; и

б) свойства затруднений, с которыми сопряжено изучение последних.

Теософом сделаться не трудно. Всякий человек с средними умственными способностями и склонностью к мистицизму, не эгоист, ведущий чистую бескорыстную жизнь, находящий больше радости в возможности помогать ближнему, чем получать помощь самому, всегда готовый жертвовать своими удовольствиями ради пользы других, любящий Истину, Добро и Мудрость ради них самих, а не ради предоставляемой ими пользы, есть теософ.

Но совсем другое дело стать на тот путь, который ведет к знанию верного образа действий, к верному распознаванию добра и зла; на тот путь, который ведет человека к такому могуществу, что он может творить желаемое добро, не пошевельнув по-видимому даже и пальцем».

Кроме того, есть важный факт, с которым следует познакомить изучающего, а именно: Учитель несет громадную, почти безграничную ответственность за своего ученика. Начиная с восточных Гуру, которые учат открыто или тайно…(и т.д.) ».

У Грицановых читаем следующее: «Согласно Е.П.Блаватской (которую Е.Рерих полагала своей главной заочной наставницей), при занятиях оккультизмом необходимо, прежде всего, помнить об огромной, почти безграничной ответственности, принимаемой на себя учителем для пользы подопечного. Начиная с Гуру Востока, которые учат открыто или тайно… (и т.д.)».

Второй изъятый фрагмент:

«Каковы же те требования, которые ставятся желающему изучать «Божественную Науку»? Ибо необходимо помнить, что никакие наставления не могут быть даны, если не будут соблюдаемы и строго выполнены известные условия, в течение всего учебного периода. Это — conditio sine qua поп. Ни один человек не научится плавать, пока он не попадет в глубокое место реки. Ни одна птица не полетит, пока у нее не отросли крылья, пока перед ней нет открытого пространства и нет достаточного мужества, чтобы довериться воздушной стихии. Тот, кто желает употреблять в дело обоюдоострый меч, должен научиться мастерски владеть тупым оружием, если он не хочет при первой же попытке нанести вред себе или — что еще хуже — другим.

Чтобы дать хотя приблизительное представление об условиях, при которых изучение Божественной Мудрости может происходить в безопасности, не рискуя, что Божественная Магия перейдет в черную, мы даем здесь страницу из так называемых «тайных правил», которыми на Востоке снабжены все духовные наставники. Следующие места выбраны из общего числа правил и в скобках к ним добавлены пояснения».

Грицановы заменяют его следующей фразой: «Теософия о правилах постижения эзотерического знания как особой антропотехники», искажая суть самой статьи и приписывая Е.П.Блаватской свои мысли. В дальнейшем подмену приходится «камуфлировать» путем… редакции правил, разработанных восточными мудрецами.

У Е.П.Блаватской: «3. Прежде чем поведать Лэну (ученику) благие глаголы Ламрина или разрешить ему подготовиться к Дубжеду, ты (Учитель) должен позаботиться о том, чтобы ум его был вполне очищен и в мире со всеми, в особенности же со своими другими «я». Иначе слова Мудрости и благого закона будут рассеяны и разнесены ветром.

(«Ламрин» — произведение Тзон-ка-па, практические наставления в двух частях, из которых одна употребляется духовенством для экзотерических целей, а другая — для эзотерических. «Приготовиться к Дубжеду» значит приготовить предметы, нужные для ясновидения, такие как зеркала и кристаллы. «Другие я» относятся к товарищам ученикам. Без величайшей гармонии между учениками успех невозможен. Выбирает учеников сам Учитель, сообразуясь с магнетическими и электрическими свойствами каждого из них, заботливо соединяя и согласуя положительные и отрицательные элементы)».

У Грицановых: «3. Прежде чем Учитель начнет сообщать своему ученику добрые (святые) слова наставлений, он должен позаботиться о том, чтобы его разум был тщательно очищен и пребывал в мире со всеми, особенно с себе подобными (собратьями ученика). В противном случае слова Мудрости и благого Закона будут рассеиваться и уноситься ветром. Пока между изучающими оккультные знания не воцарится высочайшая гармония, никакой успех недостижим».

Спрашивается, зачем авторы это делают? Почему они так заинтересованы в продвижении своих взглядов? Их следующий шаг показывает, что они серьезно больны «эзотерическим вопросом». Какое отношение к философской системе Живой Этики имеют воззрения британской писательницы и оккультистки Дион Форчун (1891—1946), которым посвящено немало страниц в данной главе, можно только догадываться. Никаких аргументов в пользу своей позиции составители не приводят, а приводят фрагменты о «Лучах приобщения людей», «Иерархиях Посвящения», «паролях, обеспечивающих допуск в тайное общество», «многих великих умах, вызываемых из Невидимого и изрекающих плоские банальности» и прочую бессмыслицу. В разделе «Групповая карма. Братство Агни Йоги» мы узнаем о том, что «Посвященный высокого ранга, придерживающийся западной традиции, сказал мне (Дион Форчун. — Авт.) однажды: «Для того чтобы оккультная деятельность не таила в себе опасности, нужны две предпосылки: правильные мотивы и правильные союзники». Все, кто имеет опыт практического оккультизма, знают, насколько это соответствует действительности» (с. 223). Или о том, что «проблема заключается в том, что действенность эзотерических ритуалов зависит от двух обстоятельств: должного контакта с Невидимыми Силами и формирования группового сознания на физических планах» (там же). Дальше — больше: «Но если у нее (группы учеников. — Авт.) есть прошлые долги, которые она обязана платить, такие как карма, накопленная Святой Инквизицией, или фаза унизительного фаллического культа, то новопосвященный должен знать, что от него потребуется внести свою долю платежей по этим долгам…» (с. 224). Очевидно, в своих поисках авторы-составители набрели на какие-то другие традиции и другое Братство. Человеку, ничего не знающему о творчестве Елены Рерих, остается только довериться их суждениям и выйти на весьма сомнительные источники. Ибо «традиция», которую представила миру сама Дион Форчун, практиковавшая церемониальную магию и так называемую «Йогу Запада» (оккультные техники, основанные на современных интерпретациях Каббалы) и считавшая своим авторитетом Алистера Кроули, отнюдь не безобидна. Поиски посвящений и оккультных школ могут привести неопытного, но любопытного читателя на путь, который разрушит его жизнь и сделает безвольной игрушкой разрушительных сил.

На с. 198 с авторами вновь происходит казус — пытаясь сформулировать мысль о необходимости нравственных критериев в научном поиске, они пишут, что «физика, «за исключением мелких недоделок» построившая к началу ХХ века глобальную «модель вселенского мироздания», обернулась Хиросимой», а биология «трансформировалась в магию клонирования». Трудно понять, какое время авторы имеют в виду. О времени создания Живой Этики сказать такого просто нельзя. Если речь идет о наших днях, то причем тут исторические условия, в которых формировалась Живая Этика? Кстати, именно физики первой половины ХХ столетия оказались в авангарде эволюционной мысли, ибо их открытия требовали пересмотра и изменения прежних научных методологий, которые оказались не в состоянии объяснить многие процессы и явления.

На с. 200 мы узнаем, что «религиозное мировоззрение поддерживалось на Западе усилиями более-менее сохранившего свои позиции католичества и протестантства (православие в первой половине ХХ столетия не выдержало идейно-идеологического прессинга богоборческого режима большевиков в СССР)». Такие строки мог написать человек, имеющий весьма отдаленное представление о религиях мира и их географии. Непонятно также, причем здесь западный мир, если книги Живой Этики предназначались для всего человечества?

Ни Л.В.Шапошникова, ни В.В.Фролов, с которыми пытаются поспорить авторы-составители, не пытаются «отграничить Живую Этику от сокровенной традиции познания», а указывают на то, что Живая Этика возникла на богатейшем пласте мировой культуры и использовала эзотерический и религиозный опыт в равной мере с современными научными достижениями и нахождениями философской мысли. Бессмысленно препарировать ее на составные части, подыскивать для нее спасительные ярлыки среди уже существующих систем или пытаться подогнать под свою картину мира каким-то иным путем. Она данность, которую нужно принимать такой, какая она есть, в ее целостности. Но чтобы выработать ту или иную позицию в отношении Живой Этики, необходимо с ней познакомиться, т.е. прочитать книги.

Чудовищное бедствие нашего времени — желание уравновесить знания и опыт великого человека (которые, собственно, и отличают его от нас с вами) надувной гирей собственного мнения. Едва ли составители книг, скажем, о знаменитых физиках будут давать свои оценки атомным теориям или уравнениям квантовой механики — в естественнонаучной среде за такое поднимут на смех, однако в пространстве современной философской мысли, отравленном ядом постмодернизма, подобный прием проходит совершенно спокойно. Увлечение установками, провозглашающими невозможность существования целостной, универсальной системы знания и бессмысленность попыток устанавливать какой-либо иерархический порядок, какие-либо системы приоритетов в познании, культуре и жизни, привели к тому, что на современном научном поле появилось множество обладателей корочек и званий, которые, по словам Платона, «обо всем мнят, но не знают того, о чем имеют мнение». Отказываясь от фокуса Истины и смысла, они не видят разрыва в знаниях, или дистанции между собой и более высокими сознаниями, поэтому и преодолевать им нечего. Они уже где-то что-то читали на данную тему или что-то слышали. Неразборчивость в качестве духовной пищи, уравнивание в правах подлинного и подделок, совмещение несовместимого, свойственные постмодернистскому взгляду на мир, отражены в самом подборе персоналий для серии «Тайны Посвященных» (в которой вышла данная книга) — имена крупнейших философов, участвовавших в формировании нового космического мышления, стоят в одном ряду с компиляторами чужих идей и концепций, эпатажными гуру и популярными писателями.

В книге бессмысленно искать рассуждения, аргументацию, критику, уже не говоря о целостной концепции. Однако возникает вопрос — насколько безобидны ретрансляция разнородных информационных потоков и хаотические скачки от одной темы к другой? Подобные текстовые коллажи — идеальный объект для вставки нужных кому-то посланий, вполне конкретных и заданных. Предполагается, что читатель, ослепленный калейдоскопом путей и мнений, восприятие которого устало «спотыкаться», их проглотит.

В случае с книгой о Е.И.Рерих мы имеем пару таких завуалированных посланий:

1. Поощрение занятий оккультными практиками.

2. Дискредитация фундаментального космического закона учительства.

И несколько вполне открытых:

1. Призыв к публикации дневников Елены Рерих, срок обнародования которых, согласно воле автора, еще не пришел.

2. Умаление роли Елены Рерих в создании Живой Этики. Сомнение в ее способностях правильно понимать информацию из высоких космических источников.

3. Живая Этика — рядовое явление в области эзотерики (уже приевшейся современному обывателю).

4. Противопоставление взглядов Елены Рерих и христианского мировоззрения.

Так, под масками восхищения необычной личностью и разностороннего освещения информации скрываются попытки извратить огромную эволюционно-историческую роль Елены Рерих и направить интересующегося духовными вопросами человека в другую сторону от уготованного ему космической эволюцией пути. По этой причине рецензенты считают своим долгом предупредить читателей: не тратьте свое время на чтение этой книги, не отравляйте свое сознание.

 

[1] Листы Сада Мории. Зов. 10 марта 1923 г.

[2] Письмо Е.И.Рерих А.М.Асееву от 6 августа 1938 г.

[3] Письмо Е.И.Рерих А.М.Асееву от 7 декабря 1954 г.