Tuesday, 16 February 2016 12:31

Д.Ю. Ревякин, А.Л. Прохорычев "Пальмира в центре столицы"

В 1936 г. великий русский художник Н.К. Рерих создал картину «Армагеддон». На фоне страшной огненной бури, охватившей средневековый город, изображены темные, словно тени, силуэты его жителей, обреченно идущие в неизвестность. Позже страшная мировая война со всей очевидностью раскрыла смысл этого знакового произведения. Спустя восемьдесят лет с момента написания этого грозного предостережения человечеству мир оказался на пороге глобальной мировой войны, и сюжет картины вновь напомнил о себе. Ползущая по миру междоусобица локальных конфликтов грозит в любой момент перерасти в глобальный смертоносный ураган. Около полусотни таких конфликтов проходят сейчас в более чем тридцати странах планеты. Полыхают Сирия, Ирак, Афганистан, Ливия, Юг Украины... Под ударами авиации и артиллерии не только гибнет мирное население городов, но и подвергаются целенаправленному разрушению памятники культурного наследия человечества.

Самым шокирующим событием 2015 года стали действия боевиков ДАИШ по варварскому уничтожению античных памятников сирийской Пальмиры, заставившие содрогнуться весь мир. Разрушению древних ансамблей мирового значения предшествовал период деградации и девальвации понятий красоты и культуры в сознании самих разрушителей. При этом так называемые религиозные лозунги террористов — лишь ширма, прикрывающая откровенную тьму современных геростратов, запутавшихся в тенетах собственного невежества. Ведь наравне с древними античными памятниками террористы также хладнокровно превращают в руины выдающиеся мусульманские святыни Сирии и Ирака. А уничтожение многочисленных христианских святынь Ближнего Востока и массовые казни христиан вынудили сесть за стол переговоров в Гаване глав двух мировых церквей — католической и православной. Все мировое сообщество в лице Организации Объединенных наций выступило с коллективным осуждением страшного культурного геноцида, творимого современными варварами из ДАИШ.

В это грозное время именно Россия ведет активные действия против ДАИШ, а также повсеместно выступает за прекращение нагнетания военной истерии со стороны стран НАТО, за установление диалога между участниками военного конфликта в Сирии, на Украине и в других станах, за «мир во всем мире». Российские дипломаты настойчиво предлагают мировому сообществу пути выхода из глобального военно-политического кризиса, грозящего столкнуть нашу цивилизацию в пропасть небытия. Внутри страны из уст президента все чаще звучат слова о значении культуры как одного из важнейших устоев существования государства и общества. Для выработки культурной политики России президент призывает прибегнуть к открытому общественному диалогу. Этот диалог, по мнению В.В. Путина, должен способствовать снижению напряженности в обществе и построению в России правового культурного государства.

Именно сейчас настал момент, когда Культура, словно спасительный маяк, должна утихомирить страшного дракона войны и спасти мировую цивилизацию. Но для этого сама цивилизация должна обратить свой взор к спасительному маяку Культуры и сделать все, чтобы силы тьмы его не затушили. И здесь на первый план выходят философские идеи Н.К. Рериха, его лозунг «Мир через культуру», претворенный в международном договоре, известном как «Пакт Рериха», а также деятельность культурно-просветительской организации, созданной в России Святославом Николаевичем Рерихом. Сейчас Международный Центр Рерихов и входящий в его структуру общественный Центр-музей имени Н.К. Рериха играют важнейшую роль в распространении миротворческих идей Пакта Рериха и научно-философских идей Живой Этики. Центр, основанный С.Н. Рерихом, Ю.М. Воронцовым, Л.В. Шапошниковой и Б.И. Булочником и созданный стараниями многочисленной российской и зарубежной рериховской общественности в старинной московской усадьбе Лопухиных, уже более четверти века выполняет роль связующего моста между культурами России и Индии, сохраняет и популяризирует в российской культуре богатейшее наследие семьи Рерихов, переданное на родину последним из Рерихов.

На этом фоне самым настоящим варварством, созвучным с действиями современных ближневосточных геростратов, выглядят действия Министерства культуры РФ и подконтрольного ему Государственного Музея Востока (ГМВ) по уничтожению общественного Центра-музея имени Н.К. Рериха в Москве. На руинах МЦР чиновники от культуры планируют создать так называемый государственный рериховский музей. Смерть доверенного лица С.Н. Рериха, генерального директора музея им. Н.К. Рериха, Людмилы Васильевны Шапошниковой, долгие годы возглавлявшей и отстаивавшей общественный музей, в значительной степени развязала им руки. После отмены Верховным судом РФ решения в пользу МЦР о признании последнего законным наследником С.Н. Рериха, последовавшего в результате давления со стороны министра культуры В. Мединского, московские власти по просьбе того же министра, в месячный срок поспешили передать усадьбу Лопухиных Росимуществу, которое также в ускоренном режиме передало усадьбу в оперативное управление Государственному Музею Востока. Так завершился первый этап корпоративного сговора чиновников, поставившего общественный Музей имени Н.К. Рериха в центре Москвы на грань гибели.

Новым этапом реализации плана по разрушению МЦР является закрытая коллегия минкульта от 16.02.2016 г., на которую выносится обсуждение «Проекта концепции музея семьи Рерихов». В конце 2015 г. эта концепция уже прошла через научный совет ГМВ1. Не секрет, что такая коллегия необходима для подготовки соответствующего постановления в правительстве и, по сути, носит формальный характер. Проект будет озвучивать гендиректор Музея Востока г-н А.В. Седов. Согласно имеющейся информации, в его поддержку запланировано выступление заместителя директора ГМВ по научной работе Т.К. Мкртычева, а также директора Санкт-Петербургского Музея-института семьи Рерихов А.А. Бондаренко.

Главная цель проекта очевидна — раз и навсегда поставить изучение творчества семьи Рерихов в России в жесткие идеологические рамки. Об этом свидетельствует интересный документ, ставший в последние дни достоянием рериховской культурной общественности. Это «Справка к заседанию коллегии МК РФ по вопросу «О проекте концепции Музея семьи Рерихов». Стиль изложения «справки», которая адресована в минкульт, свидетельствует в пользу того, что наиболее вероятным ее автором является г-н Т. Мкртычев. В кулуарах давно ходят слухи о том, что именно Мкртычев является наиболее вероятной кандидатурой на пост директора будущего государственного рериховского музея. В последнее время сей ученый муж открыто выступает в средствах массовой информации с сомнительными заявлениями, содержащими откровенную ложь и ошибочные суждения в адрес МЦР, общественного музея и его генерального директора Л.В. Шапошниковой2. Цель подобных заявлений очевидна. Она заключается в подготовке общественного мнения в пользу разрушительной инициативы минкульта. В случае успеха Мкртычеву уже обещан высокий музейный пост в новой структуре. В высших минкультовских кабинетах никого не смущает тот факт, что будущий директор имеет откровенно циничное отношение не только к МЦР, но и к самому Н.К. Рериху. Мкртычев никогда не занимался изучением научного наследия Н.К. Рериха. Это, как говорят в таких случаях, не его научная тема3. Оставив на совести Мкртычева нелепые пассажи в адрес выдающегося индолога и рериховеда Л.В. Шапошниковой, ибо не моське судить о величии слона, рассмотрим деятельность самого доктора наук на ниве рериховедения.

В 2014 году Т. Мкртычев дебютировал в роли научного редактора сборника с громким названием «Свет Шамбалы. Духовная культура Востока в жизни и творчестве Рерихов». Сей труд был выпушен к юбилейной выставке Рерихов, состоявшейся в ГМВ осенью того же года. Он содержит ряд нелепых домыслов, которыми авторы помещенных в нем статей постарались обильно наградить Н.К. Рериха. Представленный в сборнике материал грубо искажает истинный облик Н.К. Рериха как выдающегося культурного деятеля, философа и ученого двадцатого столетия. Т. Мкртычев представляет Николая Константиновича как некую политическую персону, карьериста, действия которого обусловлены чисто имиджевым расчетом. Вот только некоторые перлы доктора наук в адрес Рериха: «с точки зрения формирования великого художника-мудреца и вождя культуры в Европе и Америке экспедиция была необыкновенно успешной»; «достигнутые исследовательские успехи позволили Н.К. Рериху как основателю и президенту института утвердить себя в мире науки на международном уровне и, тем самым, значительно укрепить свои позиции крупнейшего просветителя и строителя культуры»; «впрочем, это звание он получил не так быстро, как хотелось…»; «решает предпринять попытку вмешаться в политический процесс и вновь достигает триумфального успеха» и так далее, и тому подобное. Во вводной статье к вышеназванному сборнику Т. Мкртычев в соавторстве с Д. Поповым исказил и духовный опыт Рерихов, связанный с созданием научно-философского Учения Живой Этики. Высокая миссия семьи Рерихов авторам осталась непонятна. Поэтому в статье можно найти следующее высказывание касаемо Живой Этики: «Безусловно, имея дело с визионерским опытом и телепатическим общением, мы переходим тонкую грань объективного знания и субъективной веры, и вынуждены оставлять вопрос истолкования открытым. Интересующиеся этой стороной деятельности Рерихов должны сами для себя решать, кто такие Учителя и как осуществлялась с ними связь»4. Если принимать вышеизложенное дословно, то совершенно очевидно, что Мкртычев крайне скептически относится к связи Рерихов с Учителями человечества. И это очень показательный момент. Вся двадцатипятилетняя деятельность МЦР как раз и была направлена на то, чтобы разъяснить всем «интересующимся этой стороной деятельности Рерихов», чем является новое научно-философское Учение Живой Этики, кто такие Учителя и в чем особенности Новой эпохи, в которую вступает планета, а не предлагать им самим самостоятельно разбираться в этом вопросе. И в этом Л.В. Шапошникова видела необходимую задачу научной работы МЦР. Для Мкртычева, напротив, деятельность Рерихов мифологизирована и туманна. Согласно утверждениям сего ученого мужа, все творчество Николая Константиновича не что иное, как «полноценный миф», который он сам якобы складывал и выстраивал на протяжении всей своей жизни из «мозаики мирового художественного наследия»5.

Но только вводной статьей г-н Мкртычев не ограничился. В этом же сборнике доктор наук поместил материал под названием «Институт «Урусвати». От Центральноазиатской экспедиции к Пакту Культуры»6. Ничего нового для исследования данной темы автор в рериховедение не внес, и статья поучилась крайне поверхностная. Более того, при прочтении этого «исследования» становится ясно, что автор так и не понял назначение института «Урусвати», созданного Рерихами в Дарджилинге и развернутого затем в долине Кулу. Собственно сам материал преследовал другую цель — исказить выдающуюся научную инициативу Н.К. Рериха, низведя ее до уровня чисто «имиджевого расчета». «Думается, что именно имиджевым мотивом можно объяснить исключительно широкие задачи, которые были заявлены в качестве рабочего кредо «Урусвати», — пишет Мкртычев7. Вот какую рецензию получило это «исследование» со стороны кандидата культурологии И.Ю. Дьяченко: «Изложение материала, связанного с работой «Урусвати», автор статьи начал со слов: «можно предположить…». Но здесь речь идет не о научной гипотезе, которая выдвигается на основании тщательного изучения огромного количества источников. В данном случае удивляет их минимум, да еще и поверхностное изучение. И потому разного рода «предположения», которыми автор пытается подтвердить свою версию «имиджевого расчета», проходят через всю статью, в то время как деятельность Рерихов была ясна, конкретна и однозначна без всяких «предположений»8. К сожалению, Т. Мкртычев вместо глубокого изучения источников на эту тему вообще заявил, что не следит за литературой, выпускаемой МЦР, и скептически к ней относится9. Из статьи доктора наук читатель так и не узнал, что институт «Урусвати» был создан Рерихами как аванпост новых научных изысканий в Гималаях, основанных в том числе на внедрении в передовые научные исследования идей Живой Этики. Само место учреждения в Наггаре было указано духовными наставниками Рерихов. Для Мкртычева все объясняется только «имиджевым расчетом» или «имиджевым мотивом». В статье есть и то и другое. Очевидно, что сей ученый муж спекулирует на имени Рерихов исключительно для поднятия собственного имиджа. И в этом его главный расчет. С более подробным анализом сборника можно ознакомиться в статье И.Ю. Дьяченко10.

Но это было, как говорится, только начало. Далее доктор искусствоведения вознамерился явить новый триптих в творчестве Н.К. Рериха, которого в принципе никогда не было в природе. Речь идет о прошлогодней выставке на площадке Государственного Музея Востока, где были представлены три полотна Н.К. Рериха «Мадонна Орифламма» (1932), «Святой Франциск» (1932) и «Святой Сергий» (1932). Привоз известных полотен Н.К. Рериха из США — знаковое событие для поклонников творчества художника в России, но зачем во всеуслышание заявлять о воссоединении на российской земле некоего выдуманного «триптиха»? Вот цитата самого Т. Мкртычев: «Яркий пример удачного сотрудничества — показ триптиха Николая Рериха «Знамя Мира — Знамя Культуры». Зрители впервые могли увидеть вместе все три части триптиха. Две — из нью-йоркского музея Николая Рериха, одна — из Третьяковской галереи, а встретились они в Музее Востока»11. Доктора наук не смутил тот факт, что «триптих» с таким громким названием отсутствует у самого автора. В МЦР была опубликована статья Н.К. Рериха «Булгаков», в которой художник пишет о том, что картина «Св. Сергий» является левой частью диптиха для цветного стекла (т.е. витража)12. Правым крыло диптиха, по замыслу автора, выступает картина «Св. Франциск»13. В дополнение стоит отметить, что сын художника С.Н. Рерих также подтверждает этот факт. «"Св. Франциск" – это парная картина к "Св. Сергию"» — сообщает он рериховеду П.Ф. Беликову14. В его письме также есть сведения о том, что все три картины писались вместе (т.е. в один год) и что «это была прекрасная сюита». Где Мкртычев увидел в этих строках триптих, непонятно. Можно упомянуть еще один важный документ — авторский список картин художника за 1932 год, опубликованный в научном каталоге МЦР15. Согласно этим данным, также никакого «триптиха» с громким названием «Знамя Мира — Знамя Культуры» не существует. Так, картина «Мадонна Орифламма» идет в списке под № 17, «Св. Франциск» под № 25, а «Св. Сергий» под № 26 соответственно. Картины «Мадонна Орифламма» и «Св. Франциск» были отправлены художником в Брюгге, а полотно «Св. Сергий Радонежский» отправилось в Белград, а затем по просьбе В.Ф. Булгакова заняло достойное место в Русском культурно-историческом музее Праги. Есть и другие аргументы, разбивающие миф о «триптихе». Так художник свои триптихи всегда обозначал словом «триптих» в авторских списках. Это относится к триптихам «Fiat Rex» и «Жанна Д’ Арк» из собрания МЦР. Кроме того, высота картин, входящих в триптихи у Н.К. Рериха, всегда одинаковая, в то время как высота полотна «Мадонна Орифламма» значительно превосходит одинаковых по размеру «Сергия» и «Франциска». Академик живописи Н.К. Рерих всегда внимательно относился к размерам и пропорциям своих картин. Но такие детали вряд ли заинтересуют специалистов из Музея Востока, не удосужившихся даже взять в руки научный каталог МЦР. Нужна была сенсация, очередной миф для укрепления имиджа г-на Мкртычева. И миф был явлен миру.

Но пространства собственного музея для новатора в рериховедении стало уже недостаточно. С 25 по 31 января 2016 года в Брюсселе при поддержке минкульта на деньги налогоплательщиков России прошла международная мультимедийная выставка «Николай Рерих. Держава Света», сомнительный сценарий для которой был написан Т. Мкртычевым. Его новый проект вызвал заслуженное возмущение общественности. Вот лишь некоторые отзывы об этой выставке со стороны поклонников творчества Н.К. Рериха:

«Открывая выставку, заместитель директора ГМВ по научной работе Тигран Мкртычев заявил, что связывает проект с Пактом Рериха, направленным на защиту культурных ценностей от "мирового зла". Однако посетителям выставки не были представлены ни картины, ни репродукции Н.К. Рериха, ни материалы, относящиеся к Пакту. В зале находился лишь экран, на котором демонстрировалось шоу из полотен Николая Константиновича с использованием технических приемов мультипликации, мозаичности, коллажа. В результате получилось бесконечное мелькание пестрого лоскутного панно, составленного из эпизодов разных репродукций Н.К. Рериха. <...>

Демонстрация произведений мастеров мирового значения в стиле развлекательного шоу говорит об утрате утонченного понимания культуры и культурного наследия. <...>

Выступая с проектами за рубежом, нельзя забывать о большой ответственности, поскольку происходит представление нашей страны на международном уровне. Грустно, когда Россию, которую воспринимают в мире, прежде всего, как духовную державу с богатыми культурными традициями, позиционируют как пространство "достижений" массовой культуры»16.

А вот еще: «Удивляет обстоятельство, что Министерство, носящее название Культуры, проводит и утверждает подобную программу. Удивляет факт, что на такую программу выделены средства! Вызывает недоумение то, что программа создана научным сотрудником музея, который по своему профессиональному статусу, прикасаясь и пропагандируя творчество Н.К. Рериха, должен отличать Культуру от новшеств цивилизации»17. Комментарии здесь, как говорится, излишни.

В свете вышесказанного очень логичным продолжением «восхождения» Мкртычева по карьерной лестнице стал составленный им для министерства культуры документ под названием «Справка к заседанию коллегии Министерства культуры РФ "О проекте концепции Музея семьи Рерихов"». Приступая к обнулению всей двадцатипятилетней деятельности МЦР, автор не забыл упомянуть в преамбуле ключевое значение Н.К. Рериха в мировой культуре XX века. И это, пожалуй, единственное, с чем можно согласиться. Правда, с оговоркой, что это значение Т. Мкртычев понимает по-своему. Ибо, как указано в справке, создаваемый на руинах МЦР государственный музей явится новым шагом в изучении «творческого наследия русских художников и общественно-политических деятелей»18. Из этой цитаты хорошо видно, как ложное клише о Н.К. Рерихе-политике, авторство которого принадлежит сотруднику ГМВ В.А. Росову (урожденному В.А. Кривошею), прочно пристало и к Т. Мкртычеву. Согласно справке, новый музей «должен сформировать вокруг себя последователей рериховских идей, которые будут вносить созидательный вклад в отечественную культуру. <...> Деятельность музея станет инструментом влияния российской культуры в странах СНГ и дальнего зарубежья»19. Это очень показательная фраза. Таким образом, государственным чиновникам от культуры нужен не культурный центр, а инструмент влияния на независимое рериховское движение, что говорит о политической подоплеке всего процесса огосударствления общественного музея. «Не культура, а политика» — вот что нужно тем, кто стоит за всей этой убийственной инициативой. Эти слова В.А. Росов в свое время вынес в заголовок статьи, оправдывающей свою скандальную диссертацию, где Н.К. Рерих был намеренно представлен политиком20.

Но вернемся к справке. Вот еще несколько цитат, свидетельствующих о том, какая идеологическая коррекция предстоит, по мнению автора справки, существующему общественному Музею имени Н.К. Рериха.

«Основу постоянной экспозиции нового музея (площадь ок. 600 кв. м.) составит художественное наследие Н.К. Рериха. Предполагается создание современной экспозиции, которая будет создаваться по тематическому принципу ("русский цикл", "гималайский цикл", "Великая степь" и др.). Ее будут дополнять мемориальные вещи и произведения декоративно-прикладного искусства, составляющие часть культурного контекста живописных циклов художника. В состав постоянной экспозиции войдёт художественное наследие С.Н. Рериха, которая также будет создаваться по тематическому принципу (портретная галерея, индийский цикл и др.). В новом здании будет воссоздан мемориальный кабинет Н.К. Рериха, существующий в настоящий момент в ГМВ. В основу постоянной экспозиции будет положено собрание Государственного музея Востока и, при достижении компромисса, коллекция общественного Центра-музея имени Николая Рериха»21. Эта цитата совершенно определенно свидетельствует о том, что Рерихам в новом музее однозначно откажут в их философии. Прежде всего, речь идет о философии Живой Этики. В концепции новой музейной экспозиции будут отсутствовать залы, посвященные непонятным Т. Мкртычеву Учителям человечества, Живой Этике, Пакту Рериха и, собственно, самой космической эволюции человечества. Концепция Центра-Музея, изложенная С.Н. Рерихом в его письме «Медлить нельзя» и реализованная его верной ученицей Л.В. Шапошниковой, будет полностью уничтожена. На смену идеям С.Н. Рериха придет некий «тематический» принцип, рожденный в воображении Т. Мкртычева. И если «гималайский» цикл действительно существует в творчестве Н.К. Рериха, то «русский» цикл и «Великая степь» — это поистине что-то новое. Таких циклов у художника точно нет. Как нет у С.Н. Рериха так называемого «индийского» цикла. И поскольку концепция будущего музея прошла через научный совет ГМВ, то возникает резонный вопрос о его научной компетентности в вопросах рериховедения.

Идейное обрубание философского крыла Державы Рериха специалистами из ГМВ выглядит совсем не ново. Похоже, заказчики этого театра абсурда отказались от идеи Н.К. Рериха-шпиона, не прошедшей в 1990-е гг. благодаря усилиям МЦР, и вернулись к старым мифам, разработанным еще в недрах советской партийной идеологии. Теперь разрешено представлять публике Н.К. Рериха художника и политика. Есть проблема в лице МЦР, где философия Живой Этики все еще продолжает жить в постоянной экспозиции музея и, по мнению идеологов из ГМВ, «туманит» головы «редких» посетителей. Эту проблему и призван решить Т. Мкртычев и его команда. Раньше КПСС следила за идейными отклонениями в обществе и за пропаганду Живой Этики смело отправляли в места лишения свободы. Теперь же Живая Этика вновь попала под негласный запрет со стороны новых кураторов человеческих душ —представителей РПЦ. След идеологической войны против МЦР явно присутствует в действиях министра В. Мединского, его замов и сотрудников ГМВ.

Кто же будет реализовывать такие грандиозные планы по разрушению действующей экспозиции МЦР? Ответ содержится все в той же справке: «Основу кадрового потенциала Музея Рерихов составит отдел "Наследия Рерихов", существующий в ГМВ»22. Естественно, это будет г-н В.А. Росов. И это очень показательно. Фактически в России всю научную работу по изучению наследия семьи Рерихов возглавит человек, который своими трудами дискредитировал научную и культурно-просветительскую деятельность самого Николая Рериха.

В чем же будет заключаться научная парадигма исследований творчества Н.К. Рериха в будущем музее? Ответ находим там же. «Большое значение для понимания творчества художников имеют периодизация их творчества (выделение основных этапов) и интерпретация их произведений (философско-мифологическое содержание работ). Именно на эти аспекты изучения творчества художников будет направлена научная работа сотрудников будущего музея». Т.е. периодизация творчества и интерпретация философско-мифологических содержаний работ — это, по мнению Т. Мкртычева, и есть главная цель будущего музея?! Вот, пожалуй, и все, что будет там разрешено... На самом деле такая работа с успехом была проведена еще в советском искусствоведении. Т. Мкртычев просто с этим не знаком. Как не знаком он и с концепцией Центра-музея Н.К. Рериха, разработанной самим С.Н. Рерихом в уже далеком 1989 г.23 Но каким же, по мнению самого С.Н. Рериха, должен был выглядеть музей его отца в России? Ведь именно его концепцию реализовала в общественном музее Л.В. Шапошникова.

Вот, пожалуй, главное: «Задачей его [Центра-музея], как представляется, может стать не только систематизация и изучение многогранного наследия Н.К. [Рериха] и Е.И. [Рерих], но и дальнейшее развитие заложенных в этом наследии идей»24. Речь, прежде всего, идет об идеях Живой Этики. И именно этот постулат был успешно реализован Л.В. Шапошниковой в МЦР.

«Как я Вам уже говорил, подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусства народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. Центр – это порождение нового времени, новых задач», — писал С.Н.Рерих25. И еще: «Суть концепции центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации (по типу Детского Фонда)»26. И где же Мкртычев нашел здесь «желание» Святослава Николаевича создать в усадьбе Лопухиных государственный музей? В итоге доктор наук, не найдя никаких аргументов у самого Рериха, выдумал их самостоятельно.

Святослав Николаевич очень хотел, чтобы «Фонд имени Рериха и обеспечиваемый им центр-музей смогли бы содействовать решению важнейших задач как внутри страны, так и в международном плане. Это явилось бы толчком для других стран и закрепило бы за Советским Союзом роль первооткрывателя нового вселенского мышления»27. Именно это вселенское мышление, способное проявиться в человеке посредством изучения философии Живой Этики, тьма активно старается сейчас похоронить. Именно с этой целью тьма стремится во что бы то ни стало разрушить общественный Музей имени Н.К. Рериха. В этом суть действий геростратов из минкульта. Речь идет не много ни мало о судьбе России. А возможно, и всего мира. Так не будем же молчать в этот судьбоносный для родины час и встанем на защиту детища последнего из Рерихов, верившего в великое будущее своей родины!

1 См.: После Рерихов. О встрече двух музеев на территории одной усадьбы Лопухиных//Российская газета. №6883 (15). 26.01.2016.
2 После Рерихов. О встрече двух музеев на территории одной усадьбы Лопухиных//Российская газета. №6883 (15). 26.01.2016.
3 В 1980-е гг. Т.К. Мкртычев защитил кандидатскую диссертацию по теме «Древняя космология и ее отражение в искусстве Средней Азии V–X вв.». В 2003 г. Т.К. Мкртычеву присвоена научная степень «доктор искусствоведения». Тема диссертации «Буддийское искусство Средней Азии I–X вв.».
4 Свет Шамбалы. Духовная культура Востока в жизни и творчестве Рерихов/ Сборник. М.: ГМВ, 2014. С.11.
5 Там же. С. 7.
6 Там же. С. 114–125.
7 Там же. С. 116
8 Дьяченко И.Ю. Заметки о сборнике Музея Востока «Свет Шамбалы: духовная культура Востока в жизни и творчестве Рерихов»// http://www.icr.su/rus/protection/reviews/dyachenko.php?print=yes
9 После Рерихов. О встрече двух музеев на территории одной усадьбы Лопухиных/Российская газета. №6883 (15). 26.01.2016.
10 Дьяченко И.Ю. Заметки о сборнике Музея Востока «Свет Шамбалы: духовная культура Востока в жизни и творчестве Рерихов»// http://www.icr.su/rus/protection/reviews/dyachenko.php?print=yes
11 Там же.
12 Рерих Николай. Листы дневника. Т.3 (1942–1947). М.: МЦР, 2002. С. 402.
13 Там же.
14 Рерих С.Н. Письма. Т. II (1953–1992). М.: МЦР, 2005. С. 232—233.
15 Копия списка произведений Н.К. Рериха за 1932 г. //Центр-Музей имени Н.К.Рериха. Каталог. Живопись и рисунок. В 2 т. Т. 1. М.: МЦР, 2009. С. 713
16 Воронова Л., Рудакова Е., Калинкина О. Размышления о выставке Государственного музея Востока в Брюсселе//http://www.roerichs.com/razmyishleniya-o-vyistavke-gosudarstvennogo-muzeya-vostoka-v-bryussele/
17 Открытое письмо Министру культуры РФ В. Мединскому от Одесского Дома-музея имени Н.К. Рериха//http://www.lomonosov.org/article/otkrytoe_pismo_ot_odesskogo_muzeya_reriha.htm
18 Справка к заседанию коллегии Министерства культуры РФ «О проекте концепции Музея семьи Рерихов». Копия //Архив Д.Ю. Ревякина.
19 Там же.
20 Речь идет о диссертации В.А. Росова «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (1920-е и 1930-е годы)».
21 Справка к заседанию коллегии Министерства культуры РФ «О проекте концепции Музея семьи Рерихов». Копия //Архив Д.Ю. Ревякина.
22 Справка к заседанию коллегии Министерства культуры РФ «О проекте концепции Музея семьи Рерихов». Копия //Архив Д.Ю. Ревякина.
23 Рерих С.Н. Медлить нельзя!: [Письмо Р.Б. Рыбакову от 3 июля 1989 г.] // Советская культура. 1989. 29 июля.
24 Там же.
25 Там же.
26 Там же.
27 Там же.