01.04.2018 11:54

День Учителя в г. Бресте

24 марта 2018 года сотрудники Отделения Международной общественной организации «Международный центр Рерихов» в Республике Беларусь в г. Бресте провели праздничный вечер, посвященный Дню Учителя. Вечер проходил в зале Общественно-культурного центра «Маяк».

Торжественное открытие вечера началось с пьесы А.Н. Скрябина «Guirlandes», op. 73 (1914 г.). Член отделения А.В. Волков зачитал цитаты из книг Б.Н. Абрамова «Грани Агни-Йоги», посвященные Великому годовому празднику Иерархии Света, приуроченные ко Дню Учителя.

«Будем считать этот Праздник Днём единения всех сил Света, единения всех, кто идёт против тьмы. Когда сознания всех обращаются к Фокусу Света, Его Лучи озаряют каждого обращающегося, и планетная Сеть Света усиливается в своей мощи. Происходит очищение пространства от тьмы и Свет-победитель утверждает силу свою на всём пространстве планеты в сердцах, обратившихся к свету» (1964).

«День Наш – начало Нового Года и новых начинаний. В День этот жизнь можно начинать как бы заново. Устремив энергии её к Свету, мыслью сливаясь со всеми, кто тоже к Свету стремится, можно почерпнуть новые силы в этом взаимном устремлении. На Знамени Мира, Знамени Эволюции начертаны знаки конечной победы…» (1965).

«Праздник единения всех светлых сил, когда Лучи, льющиеся из Твердыни, приобретают особую силу» (1967).

Прозвучали прекрасные слова о торжестве Культуры, Красоты и Света. Такие же прекрасные, как и тот высокий чистый и преобразующий свет музыки мистерий, который принёс миру композитор, Вестник Космической эволюции Александр Николаевич Скрябин.

А.Н. Скрябин вошел в русскую музыку в конце 1890-х гг. и сразу заявил о себе, как исключительная, ярко одаренная личность. Смелый новатор, «гениальный искатель новых путей», по словам русского композитора, педагога и музыкального критика Н. Мясковского, «при помощи совершенно нового, небывалого языка он открывает пред нами такие необычайные... эмоциональные перспективы, такие высоты духовного просветления, что вырастает в наших глазах до явления всемирной значительности». Новаторство Скрябина проявило себя и в области мелодики, гармонии, фактуры, оркестровки и в специфической трактовке цикла, и в оригинальности замыслов и идей, смыкавшихся в значительной мере с романтической эстетикой и поэтикой русского символизма. Несмотря на короткий по времени творческий путь, композитором создано множество произведений в жанрах симфонической и фортепианной музыки. Им написаны 3 симфонии, «Поэма экстаза», поэма «Прометей» для оркестра, Концерт для фортепиано с оркестром; 10 сонат, поэмы, прелюдии, этюды и др. сочинения для фортепиано. Творчество Скрябина оказалось созвучным сложной и бурной эпохе рубежа двух столетий и начала нового, XX в. Напряженность и пламенность тонуса, титанические устремления к свободе духа, к идеалам добра и света, ко всеобщему братству людей пронизывают искусство этого музыканта-философа, сближают его с лучшими представителями русской культуры.

Продолжая тему творчества великого композитора, присутствующим был продемонстрирован документальный фильм «Александр Скрябин» из цикла «Гении». Автор идеи А. Кончаловский.

Поздний период творчества начался у Скрябина в 1910 году созданием фортепианной пьесы «Листок из альбома» (ор.58). По-настоящему же открывает эту, последнюю для Скрябина, творческую эпоху его знаменитый «Прометей» (или «Поэма огня»), куда композитор впервые в истории музыки вводит партию света. «Прометей», – говорил Скрябин, – это уже совсем близко от Мистерии». Здесь принципы эзотерического космогенезиса получили наиболее яркое и отчетливое художественное воплощение. Это было последнее симфоническое сочинение Скрябина. Немного позже он скажет: «Я не могу писать больше сонат и симфоний «просто»... Это совсем не удовлетворяет... Ну, а мистерия еще не готова, не во мне, а в других...».

Мистерией композитор называл главную цель своего бытия – и не только своего, а и всей земной цивилизации. Согласно Скрябину, наша Пятая Раса (имеется в виду эволюционная ступень человечества) стоит у роковой черты самоуничтожения: человечество может погибнуть, так и не пробудив спящие в нем божественные энергии – психические силы. Композитор принимает решение «форсировать события», ускорив эволюцию. По его плану, в далекой Индии, на берегу зачарованного озера, из драгоценных камней, фимиамов и красок заката должен быть построен храм для исполнения Мистерии. Он, Скрябин, даст только первый импульс к включению фантастических причинно-следственных цепей. В небе над Гималаями зазвенят мистические колокола, и на их зов все населяющие Землю народы пойдут в Индию, чтобы принять участие в исполнении величественной симфонии Преображения. В грандиозном синтезе сольются звук и свет, краски и ароматы, танцы и шествия, мыслеобразы и «воображаемые звуки». На седьмой день исполнения Мистерии объединенная мощь ментального поля мыслящих существ должна была пробить экран мировой Иллюзии. В лучах всемирного художественного экстаза человечество вырвалось бы из тенет материи и «проснулось в небо» сияющим вихрем неуничтожимой, бессмертной и всемогущей мыслящей энергии...

Ослепительная вершина Мистерии была, казалось композитору, совсем близко - почти рядом. Сверхъестественные события, чудеса с пространством и временем, которые должны были произойти в момент «Последнего Свершения», начали непостижимым образом проникать из гипотетического будущего в настоящее своего создателя. На поздние сочинения Скрябина, по словам музыкального критика Л.Л.Сабанеева, «легла громадная тень или, может быть, «сияние» от «Предварительного Действа» – последнего, как думал композитор, «земного» шага к преображению Вселенной.

«Предварительное Действо», вспыхнув в ночном сумраке рабочего кабинета Скрябина, ушло в небытие вместе со своим создателем – он не успел записать его.

Считая, что главное произведение всей своей жизни ещё впереди, находясь под впечатлением от до сих пор не расшифрованной философии Е. П. Блаватской, захватившей тогда воображение многих, он писал некую «Мистерию», в которой должно было принять участие все человечество. За семь дней, срок, за который Бог создал земной мир, в результате этого действа люди должны были перевоплотиться в некую новую радостную сущность, приобщенную к вечной красоте. Скрябин мечтал о новом синтетическом жанре, где сольются не только звуки и цвета, но также запахи и пластика танца. «Но как ужасно велика работа, как ужасно она велика!» – с беспокойством восклицал он. Возможно, он стоял на пороге, перешагнуть который еще никому не удавалось...

Странно и то, что, казалось бы, сочиненная «Мистерия» так и не была записана. Сохранились лишь нотные отрывки из так называемого «Предварительного действа» к «Мистерии». Но свои замыслы композитору так и не удалось осуществить. 27 апреля 1915 года в возрасте сорока трёх лет, в самом расцвете сил и таланта Скрябин покинул этот мир.

Современный исследователь творчества А.Н. Скрябина музыковед А.И. Бандура создал к музыке А.Н. Скрябина «Прометей» компьютерную визуализацию, в которой попытался показать так и не воплотившиеся идеи композитора. Здесь можно увидеть и зарождение Вселенной и ее развитие в течение семи дней. Присутствующие на вечере прослушали симфоническое сочинение А.Н. Скрябина «Прометей», которое сопровождалось компьютерной визуализацией этого произведения, созданного А.И. Бандурой.

В заключение вечера в исполнении А.В. Волкова прозвучало стихотворение литовского поэта-символиста Юргиса Балтрушайтиса, которое он посвятил памяти своего друга:

Был колокол на башне, в храме вешнем,
Где явь земли свой жертвенник зажгла…
И он был отлит звону о нездешнем,
И пела в нем вселенская хвала…
И он пылал сердцам, как весть живая,
О тайнах мира в звездном их цвету,
Своим псалмом впервые разрешая
Слепой земли глухую немоту.
Но в час, когда огонь преображенья
Коснулся праха всех земных дорог,
Не кончив чуда нашего рожденья,
Для райских песен колокол заглох…
Но нет, лишь ткань из тлена онемела,
Лишь бренный цвет увял средь смертных нив!
А вещий дух, не знающий предела,
В своем твореньи вечно будет жив…
И вновь, и вновь, лишь в строе звездно-новом,
Воскреснет в людях в каждый вещий час
Пророк, что был для нас небесным зовом
И Вечности ответствовал за нас.