Wednesday, 19 December 2018 16:56

ПЕВЕЦ КРАСОТЫ БЕСПРЕДЕЛЬНОЙ И ВЕЧНОЙ

 

71 год со дня ухода Николая Константиновича Рериха

Культура и Мир являются священным оплотом человечества.

Н.К. Рерих.

Аааа 13 декабря 1947 года ушел с земного плана выдающийся художник, философ, писатель, путешественник, общественный деятель, автор международного договора по охране культурных ценностей Николай Константинович Рерих. Он мощно утверждал приоритет Культуры, закладывал прочные основания культурных движений и организаций, основы жертвенного служения всеобщему благу, устремлял к Красоте и высокому светлому созиданию. Творчество Николая Константиновича было многогранным, символичным, насыщенным глубоким философским смыслом, которое проникало далеко за пределы нашего мира в пространство иных измерений. «Истинно, – писала Елена Ивановна о Николае Константиновиче, – он перерос планетные размеры и устремления его уже направлялись в звездные пространства, где творчество не ограничено нашим трехмерным измерением. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного его фигура высилась как напряженный УКОР и последний Символ Творца и Певца, устремленного к Красоте Беспредельной, Красоте Вечной».

Ааа 13 декабря в зале Общественно-культурного центра «Маяк» в городе Бресте сотрудниками ОМОО «Международный центр Рерихов» был проведен вечер, посвященный памяти Николая Константиновича Рериха. В начале вечера прозвучало «Граве» из Концерта для скрипки и струнного оркестра чешского скрипача и композитора Йиржи Антонина Бе́нда в исполнении Анатолия Волкова и Натальи Неровновой.

Ааа Характеризуя личность Николая Константиновича, вспомним слова, приведенные в статье «Строитель солнечной жизни» Л. Глуховой: «Никто не может сказать так верно, достойно и красиво о Николае Константиновиче, как это сделала Елена Ивановна – его жена, друг, сподвижница и вдохновительница, свидетель достовернейший творчества и подвига жизни этого Великого Человека. Её слова – лучшая дань Светлой Памяти Николая Константиновича. Прочтем их внимательно и ощутим всю силу и трепетную нежность этих чудесных мыслей и чувств».

«Говоря о личности Николая Константиновича, следует указывать на тот стимул к творчеству, который он сообщает приходящим к нему, также на его требовательность в отношении качества работ, на его уменье вызвать напряжение всех способностей и сил сотрудников. <…> Как он учит извлекать пользу из каждого обстоятельства, всюду указывая положительную сторону. Н.К. <…> истинный вождь и действенный строитель, ибо он знает жизненную битву и закаляет сотрудников к принятию этого боя. Он поражатель всего тёмного и невежественного. Иногда кажется, что его мудрость и предвидение неисчерпаемы, и близкие его могут подтвердить, как он задолго указывал на события, сейчас уже совершившиеся на наших глазах…».

Письмо Е.И. Рерих от 21.10.1931 г.

«… Никто не уходил от него отягощенным, наоборот, он умел облегчить ношу каждого и направить на новый путь, путь устремления и мужественного осознанного труда во имя общего блага. Истинно, «глаз добрый» полагается им в основу его отношений к людям …».

Письмо Е.И. Рерих от 13.01.1948 г.

«… Н.К. так жаждет объединить и найти точки соприкасания со всеми сердцами, самоотверженно любящими свою Родину. По натуре он великий Собиратель и Строитель».

Письмо Е.И. Рерих от 08.09.1934 г.

«Истинно жизнь наполнена чудесами, если подходить ко всему с открытым сердцем и с устремлением к красоте и самоусовершенствованию … в подвиге жизни. Вот этот подвиг жизни, во всей его суровой красоте, и проводит Н.К. Жизнь его есть жизнь полного самоотречения, он живёт для Великого Служения человечеству. Ничто не принадлежит ему, и сам он не принадлежит себе. Каждую минуту готов он следовать малейшему Указу Владыки. Терпимость великая – природа его, и как магнит притягивает она самых различных людей и группирует их вокруг имени его».

Письмо Е.И. Рерих от 17.02.1934 г.

Ааа В этих теплых словах раскрыта великая красота внутреннего мира Николая Константиновича, широта его взглядов и устремлений, глубина творческого поиска и магнит притяжения его индивидуальности.

Ааа Художественное творчество Николая Константиновича, было чрезвычайно многопланово и включало множество различных направлений. Он обращался к героическому эпосу, освещал исторические мотивы, устремлял свой взор к теме Великих Подвижников человечества, воспевал страну Великих Учителей Мудрости – Шамбалу. Его художественное творчество глубоко сакрально и философски символично, многие картины Николая Константиновича имеют пророческий характер, они словно предупреждают о надвигающейся опасности, наполняют огнем предстоящей битвы.

Ааа Примечателен сам процесс написания той или иной картины. Святослав Николаевич, младший сын художника, говорил, что Николай Константинович не начинал писать картину, пока не видел ее перед своими глазами до мельчайших деталей. Он также не пользовался и предварительными эскизами, а писал картину сразу, не исправляя, вновь к ней не возвращаясь, то есть на одном дыхании, свидетельствуя при этом, по словам Елены Ивановны «неисчерпаемость мысли в соединении со смелостью и неожиданностью красочных комбинаций. Не менее замечательной является и та лёгкость и уверенность, с которой он вызывает образы на холсте. Они точно бы живут в нем, и редко когда ему приходится нечто изменять или отходить от первого начертания. Истинно, наблюдая за процессом этого творчества, не знаешь, чему больше удивляться – красоте ли произведения или же виртуозности выполнения его. Каждое произведение Н.К. поражает гармоничностью в сочетании всех своих частей, и эта гармоничность и дает основу убедительности. Ничего нельзя отнять или добавить к ним, все так, как нужно».

Ааа Непосредственный контакт Николая Константиновича с Учителем дал возможность художнику черпать художественные образы из кладезя высшего – Огненного Мира. И сами картины Николая Константиновича словно огненные. В них нет той структурности и детальности изображения, свойственной реализму. В стиле их написания присутствует плавность линий, свойственная изгибам огненного пламени. Огонь «Иных Миров» словно прорывается через картины Николая Константиновича в физическое пространство Земли. Цветовая палитра его полотен настолько разнообразна, что неизменно оставляет глубокий след во внутреннем мире созерцающего, попадающего в поле их излучений. Елена Ивановна писала: «Выставка его картин собирала десятки тысяч и подымала выше их вибрации в восторженном восприятии чудесных красок и Образов, им близких. Многие надолго сохранили воспоминание об этом чудесном подъёме их чувств. <…> Кто знает, сколько людей ушло излеченных от начинающегося злого недуга, забывших о тяжкой обиде или намерении недобром – под воздействием новых вибраций, новых мыслей».

Ааа Конкретное отображение Высшего Огненного и Тонкого миров в сюжетах, образах и деталях картин, по мнению Инги Рихардовны Рудзите, выражается в следующем:

Ааа 1. Cвечения духовных огней человека, выраженные в нимбах, аурах в изображении Святых и Подвижников. Мы может их видеть на картинах «Чудо» (1923), «Знак Чинтамани. Эрдени Мори» (1933), «Сокровище Мира. Чинтамани» (1924, 1935-1936гг.), «Борис и Глеб» (1942), «Fiat Rex» (1931), «Христос в пустыне» (1933), «Матерь Мира» (1924).


Ааа 2. Физический огонь, связывающий с огнями духовного мира. Он изображен на картинах: «Огни на Ганге» (1947), «Пламя счастья» (1947), «Цветы Тимура. Огни победы» (1940).


Ааа 3. Знамения – природные проявлениях Огненного Мира. Им посвящены картины: «Мост славы» (1929), «Арджуна» (1928-1929), «Веление неба» (1915), «Звезда героя» (1936), «Полуночное» (1940).


Ааа 4. Яркие явления Огненного Мира. Они отображены на картинах: «Дордже дерзнувший» (1925), «Ангел последний» (1912 1942», «Магомет на горе Хира» (1925), «Нагарджуна – победитель змия» (1925).


Ааа 5. Миф, легенда, сага как кристаллизация огненных образов жизненных героев, совершавших свои подвиги на земле. Встречаются на картинах: «Настасья Микулична» (1943), «Победа» (1942), «Гуру Камбала» (1942), «Гесэр-Хан» (1941), «Святогор» (1942), «Рождение мистерий (Змий древний)» (1924), «Голубиная книга» (1922), «Ковер-самолет» (1916), «Сеча при Керженце» (1911), «Богатыри проснулись» (1940), «Александр Невский» (1942).


Ааа 6. Огненные лики – Великие Подвижники человечества. Центральное место занимают картины из жизни Сергия Радонежского: «Святой Сергий Радонежский» (1932), «Сергий-строитель» (1940). А также картины: «Знаки Христа» (1924), «Будда Победитель» (1925), «Магомет на горе Хира» (1925), «Конфуций Справедливый» (1925), «Лао-цзы» (1924) «Тзонг-Ка-Па» (1924), «Сараха – Благая Стрела» (1925), «Миларепа Услышавший» (1925), «Св. Франциск» (1932), «Св. Женевьева» (1933), «Борис и Глеб» (1942), «Св. Георгий Победоносец» (1920), «София-Премудрость» (1932), «Пантелеймон Целитель» (1931).


Ааа 7. Будущее как устремление человека к Новому миру – миру высшей Духовности. Это пророческие картины, изображающие будущее как реальность физического мира: «Звенигород» (1933), «С нами Силы Небесные» (1944), «И открываем (И Мы открываем врата)» (1922), «Чудо дивное (Монгольские чуда)» (1937), «Земля Славянская» (1943).


Ааа 8. Шамбала – неисчерпаемый источник связи с Высшим Миром. «На фоне величественного заката, освещенная последним лучом, сверкает в отдалении Сокровенная Гряда, за ней расстилается непроходимая область, окруженная снеговыми гигантами. Впереди, на темной пурпуровой скале сидит сам перец… Весь смысл его (Н.К.) жизни, его устремления, его творчества, его знания и великого служения запечатлены в этой песне Шамбалы и о Шамбале», – писала Елена Ивановна о картине «Песнь о Шамбале. Тангла» в 1948 году после ухода Николая Константиновича. Следует отметить и другие произведения на эту тему: «Весть Шамбалы» (1946), «Сокровенное (Сокровище горы)» (1933), «Сожжение тьмы» (1924), «Путь в Шамбалу» (1933), «Оттуда» (1936), «Ашрам» (1931), «Тангла» (1943), «Эверест» (1933), «Страж входа (Хранитель входа)» (1927), «Странник светлого Града» (1933), «Жемчуг исканий» (1924), «Помни» (1941).


Ааа После ухода Николая Константиновича Елена Ивановна писала: «…Высокая духовная красота запечатлелась на его лике. Мы долго не могли оторваться от созерцания благости, чистоты и трогательной нежности всего чудесного облика его. Он весь как бы светился внутренним светом, и белые нарциссы, окружившие его, казались грубыми по сравнению с его просветлённым изображением». Николай Константинович Рерих прошел земной путь «как по струне бездну – красиво, бережно и стремительно» и величавый облик его будет жить в памяти народа.
Углубимся мыслью и вслушаемся в торжественном молчании в слова его:

В ПУТИ

Друзья, от вас ухожу я.
Во взгляде моем ваши лица
Уже изменились. Я вижу,
что знал вас я мало.
Вы меня тоже не знали.
Многое я тайком накопил.
Сохранное не показал вам.
За это простите. Зато
многое вы соберете.
Большую часть новым
друзьям не дадите. Меня
вы поймете и перед долгим путем
подарите мне, что утаил я,
оно мне в пути пригодится.
Смотрите, идут уже там
впереди. Рано вышли в дорогу.
Пристально вы посмотрите.
Темные точки на склоне
горы – ведь не камни, путники
это.
Скоро и для вас стану
таким же камнем далеким.
Но не забудьте, что это не
камень, ведь это я, тот
который долго жил с вами.
Лицо мое знали вы близко
и четко. Хотя ваши лица
для меня изменятся, но буду
вас помнить и пожалею,
если встречался с кем мало
теперь. Вещи для жизни я вам
оставлю. В пути они
мне не нужны. Если из
них пропадет или
износится что, не жалейте.
Вернувшись, найду я, что
надо. За перевалом путники
скрылись. Не печальтесь, что
пойду я один.
Попутчиков встречу в пути.

Н.К. Рерих.