Saturday, 11 May 2019 04:15

«ДЕНЬ БЕЛОГО ЛОТОСА» в г. Бресте. День, посвященный Е.П. Блаватской.

 

ааааа8 мая – день ухода с земного плана основательницы теософского движения Елены Петровны Блаватской – отмечается во всем мире как День Белого Лотоса. Елена Блаватская – самая загадочная женщина XIX века, первой принесшая в Европу весть о Махатмах – Великих Учителях, первой проделавшая попытку в мире, раздираемом ненавистью, образовать ядро Всемирного Братства и объединить на основе Древнего Сокровенного Знания все мировые религии, неопровержимо доказав в главном труде своей жизни, «Тайной Доктрине», их единство. Ее травили, ее растерзали за это люди запада. А на ее родине в атомном веке ее предала анафеме Русская церковь. Этими словами Валентина Евгеньевна Пейганович, сотрудница Общественно-культурного центра «Маяк», открыла встречу, посвященную дню памяти Е. П. Блаватской.

аааааВ этом году торжественная встреча, посвященная Дню памяти Е. П. Блаватской, в г. Бресте была организована Общественно-культурным центром «Маяк» и Международной общественной организацией МЦР в Республике Беларусь.

аааааСотрудники Общественно культурного центра «Маяк» в г. Бресте Валентина Евгеньевна Пейганович и Галина Михайловна Миронова ознакомили присутствующих с основными вехами жизненного пути и творчества Елены Петровны Блаватской.

аааааЕлена Петровна родилась 12 августа (по старому стилю 31 июля) 1831 года в Екатеринославе (с 1926 г. Днепропетровск). Она принадлежала к одному из самых древних русских родов, в то же время в ней текла кровь французских и немецких предков. Девочка подрастала и развивалась быстро, часто поражая своих близких не только шалостями, но оригинальными выходками, несвойственными другим детям, и речами до того прямодушными, что не было возможности унять ее красноречивой откровенности. А когда Елена повзрослела, особое беспокойство стала вызывать ее неудобная манера говорить людям в лицо то, что она о них думает, – в приличном обществе это считается дурным тоном. И в то же время она была так добра и так смела, что готова была все отдать неимущему, все сделать для друга и на все решиться в защиту обиженного, при этом сама она никогда не помнила зла и обид.

аааааНеобыкновенным в жизни юной Елены было и следующее свидетельство: «Судя по самым ранним ее воспоминаниям, она иногда видела около себя своего Покровителя. С самого детства этот образ господствовал в ее воображении. Он был всегда одним и тем же, его черты никогда не менялись; настало время, когда она повстречала его в облике живого человека и мгновенно узнала его, словно при нем выросла».

аааааЗемную жизнь Е.П. Блаватская провела в странствиях, не имея семьи. История ее весьма краткого замужества такова. Зимой 1848-49 года семнадцатилетняя девушка сообщила родным, что выходит замуж. Елена обвенчалась с Никифором Васильевичем Блаватским 7 июля 1849 года в селении Джелал-Оглы... В тот же день, после обеда, молодые уехали в Даричичаг, горное местопребывание всех эриванских служащих в летнее время.

аааааЕлена полагала, что навек расстается с любимой семьей. Она собиралась в тот же самый день бежать в Иран. Но один из курдов, в котором она надеялась обрести помощника, выдал ее мужу. После этого с Елены не спускали глаз. Неполных три месяца, которые молодожены провели под одной крышей, продолжалось противостояние двух воль.

аааааОтношения с мужем продолжали ухудшаться, и в один из сентябрьских дней, ускользнув от охраны, Елена в одиночку верхом умчалась в Тифлис: в столь тревожное время это было весьма рискованное предприятие. Последовавший семейный совет решил отправить строптивую новобрачную к отцу; он должен был встретить ее в Одессе. Однако отчаянная страсть к приключениям, усиленная опасением, что отец попытается восстановить разбитые ею брачные узы, побудила ее внести в планы родственников нужную поправку. Во время пути по Грузии она ухитрилась устроить так... что она и ее сопровождавшие опоздали на пароход в Поти. Но тут же в гавани стоял на якоре небольшой английский парусник. Госпожа Блаватская поднялась на борт и за щедрое вознаграждение уговорила шкипера взять их с собой.

аааааВ Константинополе, куда прибыла Елена, ей посчастливилось встретиться с одной знакомой русской дамой, графиней К[иселевой], с которой она и отправилась путешествовать по Египту, Греции и странам Восточной Европы.

аааааЕще в детстве Елена Блаватская с глубочайшим чувством рассказывала о том, как перед ней нередко появлялся величественный образ индуса в белой чалме, который она знала так же хорошо, как и своих близких, и который неоднократно спасал ее в минуты опасности. Девочка стала считать этот облик своим ангелом-хранителем и чувствовала, что была под его заботой и водительством. Впоследствии этот тонкий контакт-предчувствие увенчался вполне реальными встречами.

аааааВ 1851 году в Лондоне, когда Елена прогуливалась по улице со своим отцом, полковником Ганом, она, к своему удивлению, увидела высокого индуса среди других индийских вельмож. Она сразу же узнала в нем того, кого она видела в своих видениях. Ее первым порывом было броситься вперед, чтобы поговорить с ним, но он сделал ей знак, чтобы она не двигалась, и она осталась стоять, как завороженная, пока он проходил мимо. На следующий день она пошла в Гайд-парк, где могла побыть наедине и поразмышлять о своем необычном приключении. Подняв глаза, она увидела ту же фигуру, приближающуюся к ней, и затем Учитель сказал ей, что прибыл в Лондон вместе с индийскими князьями с важной миссией и что он хотел лично встретиться с ней, так как ему была нужна ее помощь в одном деле, которое он собирался предпринять. Затем он рассказал ей, как должно быть образовано Теософическое Общество и что он хотел, чтобы она была его основательницей. Он описал в общих чертах те трудности, которые она должна будет преодолеть, а также сказал, что она должна будет провести три года в Тибете, чтобы подготовить себя для этого важного дела.

аааааОколо 17 лет Е.П. Блаватская тесно сотрудничала с Генри Олкоттом (1832–1907). Один из основателей и первый президент Теософского Общества (с 1875 по 1907 гг.), участник гражданской войны в США, полковник, юрист, журналист и писатель, он также известен как первый выдающийся человек Запада, который перешёл в буддизм. В 1874 году на одном из сеансов, которые проводились в Читтендене (штат Вермонт), он встретил Елену Петровну Блаватскую. А в ноябре 1875 года Олкотт, Блаватская и ещё несколько человек (в их числе Уильям Джадж) сформировали Теософское общество. Тогда же Блаватская начала писать свою первую книгу.

аааааОлкотт был верным помощником Елены Петровны в ее неустанных трудах. Вот что он рассказывал об их совместной работе над «Разоблачённой Изидой»:

ааааа«Один или два месяца спустя после создания Теософского Общества мы сняли две квартиры на 34-й Вест-Стрит, 433. Она на первом этаже, я на втором. С этого момента работа над "Изидой" продолжалась без перерыва до её завершения в 1877 году. За всю её предыдущую жизнь она не выполнила и десятой доли этого литературного труда, и я никогда не встречал подобной выносливости и неутомимой работоспособности. С утра до ночи она была за своим рабочим столом, и редко кто из нас ложился спать раньше двух часов ночи. ...Я просматривал каждую страницу её рукописи по нескольку раз, и каждую страницу корректуры, записал для неё многие параграфы, часто просто передавая те идеи, которые ей не удавалось тогда сформулировать по-английски; помогал найти нужные цитаты и выполнял другую вспомогательную работу. Эта книга вобрала в себя все её достоинства и недостатки. Она создала своей книгой целую эпоху, и, созидая её, создала и меня – её ученика и помощника, – так что я смог выполнять теософскую работу в течение последующих двадцати лет...».

аааааО Блаватской можно сказать, что она объездила весь мир, особенно это касается периода с 1848-го по 1872 год. Получится следующая картина: от 1848-го по 1851 год – путешествие по Египту, Афинам, Смирне и Малой Азии; первая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет; в 1851 году Блаватская едет в Англию, и там происходит ее первая встреча с Учителем, который «являлся» ей в детстве и которого она звала своим Покровителем; с 1851-го по 1853 год – путешествие по Южной Америке и переезд в Индию, вторая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет и возвращение через Китай и Японию в Америку; с 1853-го по 1856 год – странствования по Северной и Центральной Америке и переезд в Англию; от 1856-го по 1858 год – возвращение из Англии через Египет в Индию и третья неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет. В декабре 1858 года Елена Петровна неожиданно появляется в России у своих родных и останавливается сперва в Одессе, а потом в Тифлисе до 1863 года. В 1864 году она проникает наконец в Тибет, откуда уезжает на короткое время (1866 год) в Италию, затем снова перебирается в Индию и, через горы Кум-лун и озеро Палти, возвращается в Тибет. В 1872 году она едет через Египет и Грецию к своим родным в Одессу, а оттуда в следующем 1873 году уезжает в Америку.

аааааЛегко увидеть, что главной целью в этой двадцатилетней одиссее является Тибет. Что тянуло Елену Петровну в этот удаленный от центров цивилизации район земного шара?

аааааКогда Блаватская впервые встретила своего учителя в Лондоне в 1851 году, он сказал, что ему потребуется ее участие в работе, которую он собирается предпринять, и, чтобы подготовиться к этой работе, ей придется три года провести в Тибете. В одном из писем, отвечая на вопрос, зачем ее туда посылали, она писала:

ааааа«Действительно, совершенно незачем ехать в Тибет или Индию, дабы обнаружить какое-то знание и силу, "что таятся в каждой человеческой душе"; но приобретение высшего знания и силы требует не только многих лет напряженнейшего изучения под руководством более высокого разума, вместе с решимостью, которую не может поколебать никакая опасность, но и стольких же лет относительного уединения, в общении лишь с учениками, преследующими ту же цель, и в таком месте, где сама природа, как и неофит, сохраняет совершенный и ненарушаемый покой, если не молчание! Где воздух, на сотни миль вокруг, не отравлен миазмами, где атмосфера и человеческий магнетизм совершенно чисты и где никогда не проливают кровь животных».

аааааЕлена Петровна еще не раз совершала переезды по всему миру, пожалуй, последним ее путешествием стоит считать поездки по Индии, которые проходили в период с 1879 по 1886 год и были запечатлены в замечательной книге «Из пещер и дебрей Индостана».


аааааБлаватская оставила огромное литературное наследие. Незавершенное собрание ее сочинений включает в себя 14 солидных томов, изданных в США. Это религиоведческие и теософские труды, путевые очерки, фантастические повести и рассказы, публицистика, письма, переводы ранее неизвестных европейскому читателю манускриптов Востока и комментарии к ним. Но основными трудами, снискавшими ей мировую славу, стали труды эзотерически-философского характера.

аааааПодлинным феноменом Блаватской стали эти уникальные в истории мировой науки фундаментальные работы по научно-философскому осмыслению и сравнительному анализу мифологических, естественно-научных и религиозно-философских систем древности в связи с оккультными теориями Востока и Запада, а также естественно-научными взглядами Европы второй половины прошлого века. Первым из этих произведений были два тома «Разоблаченной Изиды», где дан анализ европейской религиозно-эзотерической традиции, уходящей корнями в религию и мифологию Древнего Египта; взгляд на развитие современной науки и наблюдения автора за культовой практикой и приемами магии в различных частях света.

аааааОсновным трудом Блаватской стала двухтомная «Тайная доктрина». Это колоссальное исследование религий, мифологии, культа, древнейших философских систем, мистерий, символики, магии, оккультизма и естественнонаучных представлений древних в сопоставлении с рассмотрением достижений и гипотез европейской науки конца XIX столетия.

аааааОсобую часть наследия Блаватской составляют сотни статей, очерков и заметок в периодической печати России, Западной Европы, Америки и Индии. Кроме того, ее статьи регулярно публиковались в основанных ею самой журналах «The Theosophist» и «Lusifer».

аааааНаименее известным сегодня остается обширнейшее эпистолярное наследие Блаватской. По имеющимся данным мемуарного характера и письмам, опубликованным в различных изданиях, можно сказать, что в своей переписке она широко касалась тех же вопросов, что и в публицистике, и в фундаментальных трудах. Кроме того, её письма являются ценнейшим источником биографических данных, а также сведений по истории становления и развития Теософского общества.

аааааПоследним крупным разделом литературного труда Блаватской следует считать ее работу по переводу, комментированию и публикации мифологических, философских и духовно-нравственных текстов Востока, большая часть которых ранее была абсолютно неизвестна в Европе. Это «Станцы Книги Дзиан», включенные в «Тайную доктрину», три части из так называемой «Книги Золотых Правил» («Голос Безмолвия», «Два Пути» и «Семь врат»), антология «Драгоценные камни Востока».


аааааТеософское общество или «Всемирное Братство» основано в 1875 г. в Нью-Йорке полковником Х.С. Олкоттом и Е.П. Блаватской при содействии У.К. Джаджа и некоторых других. Первоначально оно провозгласило своей целью научное исследование психических или так называемых «духовных» феноменов, после чего были объявлены три его главные задачи, а именно:

ааааа1. Создание ядра всеобщего братства человечества, без различия расы, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи.
ааааа2. Изучение древних и современных религий, философии и наук и объяснение необходимости такого изучения.
ааааа3. Исследование необъясненных законов природы и психических сил, скрытых в человеке.

аааааСозданное Блаватской Теософское общество набрало во многих странах (в первую очередь в Англии, Франции, США, Индии) десятки тысяч сторонников. Общество проповедовало идеи всечеловеческого братства и терпимости ко всем религиям, в каждой из которых скрыта единая божественная сущность, стремление создать на этой основе универсальную религию.

аааааДеятельность Теософского общества привела к повышению интереса к индуизму и буддизму, возникновению впоследствии серьёзных научных исследований и распространению буддизма в западных странах.

аааааНевероятно много сил отдала Е.П. Блаватская организации теософского движения. Даже зная, к каким катастрофическим для нее последствиям приведут ее неустанные усилия по передаче оккультных положений неофитам, предвидя нападки в свой адрес, она ревностно выполняла поручение Учителей по насаждению новых эволюционно значимых знаний. Ее самоотверженность не знала границ. В одном из писем американским соратникам она признавалась: «При тех физических страданиях, которые я постоянно испытываю, мне остается одно-единственное утешение: слышать об успехе Святого Дела, которому отдано все мое здоровье и силы; и которому теперь, когда они оставляют меня, я могу принесть одну лишь только страстную свою преданность и неизменные добрые пожелания удачи и процветания. Поэтому сообщения о новых филиалах и о продуманных и тщательно разработанных планах по продвижению теософии, которые с каждой почтой поступают из Америки и свидетельствуют о происходящем росте, радуют меня так, что не передать никакими словами...».

аааааНаиболее показательным в ряду попыток дискредитации Е.П. Блаватской является дело Куломбов-Ходжсона, ставшее известным благодаря расследованию д-ра Ходжсона для Общества психических исследований (ОПИ). В декабре 1885 года в Лондоне ОПИ опубликовало отчет Ходжсона, в котором говорилось, что Е.П. Блаватская «заслуживает того, чтобы навсегда войти в историю в качестве одной из самых искусных, изобретательных и интересных мошенниц». Этот «разоблачительный» вердикт более века кочевал по книгам, энциклопедиям и средствам массовой информации, придавая измышлениям видимость правды.

аааааОдной из причин появления клеветы в адрес Е.П. Блаватской в ХIХ веке стал политический заказ. Д-р Ходжсон, например, был убежден, что Е.П. Блаватская занималась шпионажем в пользу русского царя, и поэтому считал, что ее нужно разоблачить любой ценой. Кому это было на руку можно понять, если проанализировать, на каком культурно-историческом фоне разворачивалось дело Куломбов-Ходжсона.

аааааБезусловно, Елена Петровна страдала от несправедливых обвинений в свой адрес. Негодуя, она пыталась разоблачить клеветников, но ничего не смогла сделать. Обычный в подобной ситуации психологический дискомфорт многократно усугублялся благодаря ее сверхчувствительности. Ее соратница графиня К. Вахтмейстер свидетельствовала:

ааааа«Е.П.Б. сказала мне однажды вечером: "Вы не можете себе представить, что значит чувствовать множество враждебных мыслей и потоков, направленных против вас; это похоже на уколы тысячи иголок, и мне приходится постоянно воздвигать защитную стену вокруг себя". Я спросила ее, знала ли она, от кого приходили эти недружелюбные мысли, и она ответила: "Да, к сожалению, знаю, и я всегда пытаюсь закрыть глаза, чтобы не видеть и не знать"; и чтобы доказать мне, что это действительно так, она рассказала мне о письмах, которые уже были написаны, цитируя отрывки из них. Через день или два мы получили их, и я смогла убедиться в правильности процитированных из них отрывков».

аааааИскажение сути идей Е.П. Блаватской было обусловлено наличием единой государственной идеологии и борьбой против всех философских направлений, не соответствующих марксизму-ленинизму.

аааааИ по сей день не прекращается поток клеветнических публикаций о Е.П. Блаватской и теософии, авторами которых являются невежественные писатели, журналисты и представители Церкви.

аааааСложно представить, какая сила духа требовалась Елене Петровне Блаватской в последние годы жизни, чтобы выдерживать тяготы, выпавшие на ее долю, и сохранять активность, необходимую для написания трудов и осуществлению заданий по организации Лондонского теософского общества.

аааааУ нее была хроническая болезнь почек, поэтому ноги сильно отекали. Кроме того, колени были поражены артритом, так что каждый шаг причинял нестерпимую боль. Кому-то может показаться странным, отчего Блаватская, в молодости пышущая здоровьем и объездившая весь свет, потом так много болела, а последние пять лет жизни была практически прикована к своему креслу.

аааааНа вопрос, почему она продолжает страдать, когда в её распоряжении все средства, чтобы облегчить свои страдания, Блаватская не раз отвечала:

ааааа«Каждый ученик оккультизма даёт торжественное обещание никогда не употреблять полученные знания и силы для своего личного блага. Сделать это всё равно, что ступить по крутому спуску, который ведёт в пропасть... Я дала обет и никогда не нарушу его, потому что знаю его святой смысл... И гораздо легче для меня перенести всевозможные мучения, чем нарушить его. И не только телесные мучения, но и гораздо более тяжелую нравственную пытку: быть посмешищем и предметом поругания...»

аааааВ этих словах не было ни тени преувеличения. В неё, стоявшую всегда впереди всех в Теософском Обществе, попадали все ядовитые стрелы насмешек и клеветы как в живой щит, принимающий на себя все удары и прикрывающий собой всех слабых и споткнувшихся. Это была добровольная жертва, на незаслуженных мучениях которой строились и крепли жизнь и успех Теософского Общества. Немногие знали это...

ааааа...Все 17 лет, что Блаватская боролась с эгоизмом, невежеством и догматизмом как в науке, так и в религии, она не переставала быть жертвой свирепых нападок и отвратительной клеветы, и не только со стороны тех, кто боялся за свои материальные блага, людей лживых и хитрых, подобных тем, о которых Библия говорит нам, что они белоснежны снаружи и гнилы внутри, но также и со стороны значительной части псевдо-деятелей официальной науки...

аааааДумая о мученической судьбе Елены Петровны Блаватской, нельзя не почувствовать справедливость слов графини Вахтмайстер:

ааааа«Только те, кто, как я, день за днём жили с ней, кто видел её постоянные телесные страдания и нравственные муки, переносимые ею с таким мужеством и непобедимым терпением, и кто в то же время мог наблюдать за ростом и успехом Общества, возникшего единственно благодаря её великой Душе, – только они поймут, как велик наш долг перед ней и как мало осознаётся этот долг...»

аааааЗа пять лет до своего ухода Елена Петровна заболела настолько, что ее посчитали умирающей и последующее внезапное выздоровление восприняли как чудо.

аааааПо выздоровлении, она поведала ближайшим друзьям, что к ней пришел Учитель и предложил выбор: с миром умереть сейчас, и на этом ее мученичество окончится, или жить еще несколько лет ради [написания] «Тайной Доктрины»...

ааааа«Что касается меня, то я твердо намерена остаться sub rosa [лат. «тайно»]. Я смогу сделать гораздо больше для нашего движения, оставаясь в тени, чем если снова буду на виду у всех. Дайте мне укрыться в глухих местах и писать, писать, писать – и учить тех, кто хочет учиться. Учитель вернул меня к жизни, так уж позвольте мне жить и умереть относительно спокойно. Очевидно, Он хочет, чтобы я по-прежнему работала для ТО, так как не разрешает заключить контракт с Катковым, по которому я писала бы только для его газеты и журнала, что давало бы мне не меньше 40 000 франков в год. Он не позволил мне подписать такой контракт в прошлом году в Париже, когда мне это предложили, не одобряет его и теперь, потому что – как Он говорит – мое время "должно быть использовано иначе"».

аааааИ Елена Петровна отказалась от предложенного ей комфорта и свободы, сосредоточившись на задаче, поставленной Учителем: «Чтобы писать такой труд, как "Тайная доктрина", я должна направить все свои мысли в сторону этого потока. Мне уже сейчас довольно трудно, так как я стеснена больным, изношенным, старым телом, насколько же сложнее мне будет добиться всего, что я хочу, если я должна буду постоянно направлять потоки в разные направления. Во мне больше не осталось ни жизни, ни энергии. Слишком много ее было отдано, когда я производила феномены».

аааааГоды борьбы для Елены Петровны были победой не только потому, что ушли в мир самые лучшие ее дети – мудрые книги, но и потому, что упорный труд проявил Свет ее Духа, творя нового Адепта.

ааааа«Душа твоя должна стать спелому плоду манго подобна: к чужим страданиям быть сладостной и нежною, как мякоть светлая и золотистая его; но твердой, как его зерно, она должна быть к собственным печалям и скорбям...» «Сострадание речет: "Возможно ли блаженство для тебя, когда все, что живет, обречено страданью? Согласен ты спасенным быть и слышать мира стон?"» Эти наставления были даны Е. П. Блаватской своим ученикам для усвоения и следования им, это – этические нормы, которые ее жизнь в постоянном самоотвержении ради блага других зажгла горящим огнем в сердцах тех, кто верил в нее.

аааааЕ.П. Блаватская была выдающимся ученым, мыслителем, заложившим первые камни в здание нового мышления, разработавшим основы космогенезиса и анропогенезиса и являвшимся предшественником философии Живой Этики. В «Тайной Доктрине» Е.П. Блаватской содержатся научные предвидения, которые на протяжении всего XX века находили экспериментальное подтверждение в физике, астрономии, биологии. Неслучайно этот труд Елены Петровны стал предметом глубокого изучения физиков и представителей других наук.

аааааТак, во время написания «Тайной Доктрины» физики считали атом неделимым. Е. П. Блаватская смело предсказывает сложное строение атома. Уже после того, как «Тайная Доктрина» вышла из печати, А.Г.Беккерелем было открыто явление радиоактивности, Дж.Дж. Томсоном – электрон, Резерфордом – альфа- и бета-частицы. «Тайная Доктрина» была настольной книгой у А. Эйнштейна, и некоторые его научные открытия, возможно, появились именно благодаря знакомству с научными предвидениями Е.П. Блаватской. Она писала об эквивалентности энергии и массы, которую А. Эйнштейн в 1905 году доказал в своей знаменитой формуле E = mc2, а также о броуновском движении, получившем обоснование в работе этого гениального физика в том же году. Членами Теософского общества были изобретатель Т. Эдисон, астроном К. Фламмарион, поэт У. Йейтс, философ У. Джеймс. Идеи теософии повлияли на творчество Д. Джойса, Д. Лондона, Т. Элиота, Ф. Баума, В. Кандинского, Г. Малера, Я. Сибелиуса. Книги Е. П. Блаватской оказали воздействие на формирование русской культуры и русской мысли начала ХХ века. С ее трудами были знакомы Л. Толстой, Вл. С. Соловьев, А. Белый, Вяч. Иванов, К. Бальмонт, Д. Мережковский, М. Волошин, А. Скрябин.

аааааЕ.П. Блаватская утверждала, что «теософия предстала пред миром для того, чтобы влить в современное мышление свежую струю идей и стремлений, иными словами, чтобы подвести логическое обоснование под более возвышенную мораль, создать науку и философию, соответствующую знаниям нынешнего дня. (...) Лишь постепенное усвоение человечеством великих духовных истин способно омолодить лицо цивилизации...»

аааааО том, почему именно Е.П. Блаватская была избрана для высокой миссии несения Истины, призванной преобразовать мир, писала Елена Рерих:

ааааа«… именно Е.П. Бл[аватская] была огненной посланницей Белого Братства. Именно она была носительницей доверенного ей знания. Именно из всех теософов лишь Е. П. Бл[аватская] имела счастье получить учение непосредственно от Вел[иких] Учителей в одном из Их Ашрамов в Тибете. Именно она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества, запутавшемуся в мертвых тенетах догм и устремлявшемуся в тупик атеизма. Именно только через Е.П. Бл[аватскую] можно было приблизиться к Б[елому] Бр[атству], ибо она была звеном в Иерархической Цепи. ... Е.П. Бл[аватская] была великой мученицей, в полном значении этого слова. Зависть, клевета и преследования невежества убили ее, и труд ее остался незаконченным. Последний, заключительный том «Тайной Доктрины» не состоялся. Так люди лишают себя самого высшего. Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей соотечественницы и знаю, что в будущей России имя ее будет поставлено на должную высоту почитания. Е.П. Бл[аватская], истинно, наша национальная гордость. Великая мученица за Свет и Истину. Вечная слава ей!» (Письмо от 08.09.34).

аааааВ заключение присутствующим был показан документальный фильм режиссера Татьяны Борщ «Тайны времени» о жизненном и творческом пути Елены Петровны Блаватской.