Monday, 16 December 2019 14:51

День памяти Николая Константиновича Рериха в г. Бресте

ааааа«Он был истинным патриотом и горячо любил свою Родину, но он также принадлежал всему миру. Весь мир был полем его деятельности. Все человечество было для него собратьями. Каждая страна представляла особый интерес и особое значение. Каждая философия, каждое учение жизни были для него только путем к совершенствованию, и жизнь для него была великими вратами в Будущее»

Святослав Рерих. Слово об отце.

ааааа13 декабря 2019 года в зале Общественно-культурного центра «Маяк» в городе Бресте состоялась торжественная встреча, посвященная памяти Николая Константиновича Рериха, организованная сотрудниками Отделения МОО «Международный Центр Рерихов» в Республике Беларусь.

аааааЭпиграфом к встрече прозвучали слова Святослава Николаевича Рериха «Слово об отце».

аааааПеред началом для присутствующих А.В. Волковым (скрипка) и Н.Н. Неровновой (фортепиано) была исполнена «Павана на смерть Инфанты» французского композитора и дирижёра Мориса Равеля.

аааааАнатолий Валентинович Волков ознакомил присутствующих с фрагментом статьи «Мы можем быть лишь созидателями», написанной Татьяной Книжник в предисловии к первому тому писем Н.К. Рериха.

ааааа«Говорят, что люди делятся на две части. Одни появляются на свет просто для жизни, другие – для призвания. Николай Константинович Рерих принадлежал к последним. <…> В Рерихе было заложено очень много. Он пришел в этот мир с огромным богатством, которое сумел приумножить и принести в дар людям», – такова удивительно точная и проницательная оценка жизненного пути Н.К. Рериха, уникального явления XX века, данная крупнейшим рериховедом современности, генеральным директором Общественного Центра-музея имени Н.К.Рериха в Москве, академиком Л.В. Шапошниковой в первой книге «Мастер» из цикла «Великое путешествие».

аааааХудожник с мировым именем, создавший более семи тысяч полотен, рассеянных по всему свету, ученый, путешественник, философ, писатель и общественный деятель – таков был многогранный талант Николая Рериха. «... Николай Константинович был олицетворением достижений многих людей, собранных воедино, писал об отце Святослав Николаевич Рерих. – И трудно иногда представить себе, чтобы один человек сделал столько, сколько он сделал!» Школа при Императорском Обществе поощрения художеств и объединение «Мир искусства», возглавленные им в Петербурге, явились лишь первыми вехами на его пути. Среди его многочисленных начинаний Институт Объединенных Искусств и Международный художественный центр «Corona Mundi» в США, Центрально-Азиатская и Маньчжурская экспедиции, Гималайский Институт научных исследований «Урусвати» в Индии, заложивший основы новой науки, Пакт о защите культурных ценностей во время вооруженных конфликтов, ратифицированный в 1935 году в США и положенный в основу Гаагской конвенции 1954 года. Перу Николая Константиновича принадлежат бесчисленные литературные труды книги, очерки, статьи, дневники... И, конечно же, величайшим духовным наследием, оставленным им потомкам, являются картины прекрасные произведения искусства, воплотившие в себе идеи нового, космического мироощущения.

ааааа«Об одной из серий художественных произведений Н.К. Рериха, – продолжила Наталья Николаевна Неровнова, – глубоко и полно рассказано в статье-исследовании Е.П. Маточкина «Мечта преображения. Серия картин Н.К. Рериха «Его страна».

аааааНаталья Николаевна отметила, что по приезду в Индию, Николай Константинович Рерих создает три серии картин: «Его страна», «Знамёна Востока» и «Майтрейя», которые являются крупнейшими его сочинениями. Серию «Его страна», состоящую из 12 полотен, Рерих писал в расцвете своего дарования в 1924 году.

аааааТематическое содержание полотен этого цикла тяготеет к мифопоэтическим представлениям. Миф, легенда становились художественной реальностью, которая, по мысли автора, прежде всего, должна воздействовать своей красотой. И в это стремление нести прекрасное художник вкладывал столько энергии и вдохновения, что сложилось мнение об особой магнетической силе его полотен. Действительно, трудно объяснить словами, почему искусство Рериха так волнует души, заставляет думать, переживать...Возможно, присутствующий в его картинах некий скрытый и загадочный смысл и есть тайна Востока тайна притягательная и манящая, полная глубокой мудрости и очарования. Уже по этим работам 1924 года Николая Константиновича можно назвать выдающимся мастером гор. Он, как никто из живописцев Запада и Востока, сумел воплотить в своем творчестве не только красоту, но и сам дух Гималаев.

аааааВсе двенадцать картин, составляющие серию, примерно одного формата. Они производят впечатление яркого красочного калейдоскопа, в котором ночь сменяется феерией восхода, а день, пламенеющим закатом. Художник словно наблюдает откуда-то сверху, как планета, вращаясь, омывается потоками, солнечного света.

аааааС художественным и философским смыслом серии картин «Его страна», раскрытом Е.П. Маточкиным, познакомили присутствующих Виктор и Татьяна Молош.


аааааПервое полотно – «Жар-Цвет». «Около Фалюта на путях к Канченджанге растет драгоценное растение черный аконит. Цветок его светится ночью. По этому свету и отыскивают это редкое растение. Легенда русского Жар-Цвета, волшебного цветка исполнения всех желаний, ведет не к предрассудку, а в тот же родник, где скрыто еще так многое». Перед нами не растение, а маленький вулкан на вершине горы с огненным кратером в виде гигантского цветка. К нему в темноте, преодолевая все препятствия, добрался отважный человек, путь которому освещали лишь белоснежные гиганты-восьмитысячники во главе с Эверестом.

аааааРериховский герой стремится овладеть огненным сокровищем, которое сияет в горе по своей форме напоминающей сердце. Эти изобразительные символы: сердце, огонь, беспредельное пространство увязаны в картине единым художественным замыслом автора, который познание «космического огня» приравнивает к открытию «сердца, вмещающего явление Вселенной».


аааааКартина «Сокровище мира». Вечер. Видение на закате. Рерих так описывает этот сюжет: «На краю пропасти, у горного потока, в вечернем тумане показываются очертания коня. Всадника не видно. Что-то необычно сверкает на седле. Может быть, это конь, потерянный караваном? Или, может быть, он сбросил всадника, перепрыгивая через пропасть? Может быть, этого коня, ослабевшего, бросили на пути, и теперь, отдохнувший, он ищет владельца? Так мыслит рассудок, но сердце вспоминает другое. Сердце помнит, как от великой Шамбалы, от священных горных высот в сужденный час сойдет конь одинокий, и на седле его, вместо всадника, будет сиять сокровище мира: Норбу Римпоче – Чинтамани – Чудесный камень, мира спаситель. Не пришло ли время? Не приносит ли конь одинокий нам сокровище мира?».

аааааСияющие краски здесь те же, что и у огненного феномена в картине «Жар-Цвет». Связи эти не случайны: в работах художника присутствует этот вездесущий космический Огонь...


аааааКазалось бы, сюжет произведения «Помни» – прощание горца с семьей. Однако эта чисто внешняя канва дает повод мастеру показать, что у местных жителей любовь к дому сливается с любовью к белоснежным гигантам Гималаев. «Почитание Канченджанги простым народом не удивит вас <…>. Это народное благоговение перед Красотой Природы находит отклик в возвышенном сердце впечатлительного странника, который, тронутый великолепием здешней красоты, всегда готов поменять город на Горные Вершины».

аааааПо преданию, древний народ Индии узнавал в великолепии Гималаев улыбку всемогущего Вишну.

аааааРерих намеренно сопоставляет желтое на передней кромке и далекую синеву, создавая мощное цветовое напряжение, которое затем завершается грандиозным, навсегда запоминающимся зрелищем блистающей Канченджанги Горы Пяти Сокровищ.


аааааНа картине «Книга мудрости» Рерих изображает сидящего на холме священнослужителя, погруженного в чтение фолианта. За пеленой тумана возвышается белоснежная цепь Гималаев с пирамидой Канченджанги, к которой повернута фигура читающего. Словно вселенские строки и письмена, исходящие от нее, высятся, подернутые облачным покровом ряды хребтов. И видится средь них неясная крылатая фигура, быть может, сам дух Канченджанги, словно запечатлевающий сокровенную мудрость на страницах священной книги.

ааааа«От вершин откровения», пишет о том художник. Ведь известно, что народы Азии воспринимают туманы как мысли, бегущие с чела божественных духов-великанов.


аааааВ работе «Жемчуг искания» на небольшой площадке» поднятой в заоблачные выси Учитель и внимающий ему ученик. Над ними, и морем облаков, сияет Гора Пяти Сокровищ. В руках Учителя нить жемчуга, которую он внимательно рассматривает.

аааааВосточная традиция представляет эволюцию человека в виде жемчужного ожерелья, каждая бусина которого есть одно из его жизненных прочтений. Человек, преодолевая жизненные испытания, обретает новые качества, и сущность его постепенно становится сияющей, как переливчатый блеск перламутра. На каждой жемчужине Учитель видит итог долгой и неустанной работы духа ученика.


аааааПолотно «Белый и Горний» совершенно замечательно по ощущению небесного простора. Художник словно вознесся на высоту Эвереста и созерцает открывшуюся панораму гор. «Как только вы подниметесь на пики Гималаев, пишет Рерих, и окинете взглядом космический океан облаков внизу, вы увидите бесконечные валы скальных цепей и жемчужные вереницы облачков. Позади них движутся серые слоны небес, тяжелые муссонные облака. Разве это не космическая картина, которая дает вам возможность понять великие творческие проявления?».

аааааТворческие проявления Рерих прежде всего связывает с неограниченными возможностями человеческого духа; они находят свое символическое выражение в отрыве от земного тяготения.


аааааНа картине «Недра» изображен человек, который проник в глубокое подземелье, а на дальнем плане просматривается выход к свету. Это, пожалуй, самое загадочное произведение Рериха.

аааааЦветовая гамма его совершенно необычна. Черная тьма глубин, небесно-голубые рефлексы и чистое белое сияние. И всё сопоставляется в крайних ипостасях, всё преобразуется и переходит из одного состояния в другое. Рисунок столь же разнообразен: он то предельно жесткий и угловатый – в изображении каменных нагромождений, то мягкий и плавный в застывших и будто живых натечных сводах, то совсем потерявший определенность – в светопространственных видениях. Линия либо следует реальным очертаниям земной тверди, либо выводит какие-то условные антропоморфные силуэты, стерегущие что-то похожее на проем в скале или на спину входящего в недра великана. Даль пространства то преграждается могучим монолитом, то раскрывается прорывом в глубину, то растворяется в сине-зеленом мареве. Там, кажется, слышится речь и видится полупрозрачная, бестелесная сущность, своим абрисом напоминающая человека с книгой мудрости.


ааааа«Превыше гор» возносит нас из бездны недр в небесные выси.

аааааРерих изображает летящую над горами женскую фигуру. В раскинутых руках героини большой шарф, который, как парус, несет ее по небесным сферам. Всё внизу погружено в море облаков; над ними встают только макушки гор, и туча в виде огромной птицы в изумлении глядит на пролетающего человека. Произведение художника родственно скрябинским темам прорыва в запредельное и популярным в искусстве буддийского Востока образам летающих персонажей. Ощущение парения создают и светлые прозрачные краски небесных оттенков, нанесенные легкими прикосновениями кисти. Живопись здесь словно утратила свою материальную плотность, как и героиня, движимая дуновением мирового эфира.


ааааа«И как апофеоз... духовного стремления, мне хотелось в картине «Ведущая» дать светлый облик женщины, ведущей искателя подвига к сияющим вершинам», – писал Рерих в своей книге «Держава Света». Мастер размещает своих героев женщину и следующего за ней мужчину – в правом нижнем углу, по принципу одноугольной композиции китайских свитков. Остальное пространство заполняет встающая во всё небо Канченджанга. Земной мир остался позади, он скрыт плотной завесой облаков.

аааааПерсонажи картины написаны обобщенно, особенно женщина. Бесплотные формы, мягкие складки кремово-белой одежды всё наводит на мысль, что художник изображает здесь не реального человека, а его духовную сущность. Облик мужчины более земной и выражением лица, и своими движениями. Округлый абрис его спины повторен дугообразными очертаниями темно-вишневых камней. Мужчина носитель материального начала, подверженного притяжению Земли. В сравнении с ним женская фигура кажется невесомой, изменчивой в своих формах, как волны тумана.

аааааЭти две вселенские ипостаси, взаимно дополняя друг друга, творят миры и гармонию всего сущего. Цветовая противопоставленность двух персонажей находит разрешение в живописи дальнего плана. Там земное, вишневое, слилось с кремово-белым и стало розовым, радостным. Четкая оформленность камней и аморфность облаков преобразились в огненные всплески скал и снегов, сверкающих чистейшей белизной символом духовного синтеза.


аааааНа полотне «Спешащий» первые утренние лучи. Когда розовым пожаром заполыхали в полнеба склоны Канченджанги, куда-то на север помчался гонец, которого через пропасти быстро несет конь. Вся картина построена на контрасте холодных и теплых тонов. Фиолетово-синее, ночное сменяется ликующими красками восхода. Розовому цвету на полотне явно придан метафорический смысл благой вести. С быстротой зари мчится гонец Солнца символ наступающего света. Алое пламя, шествующее с Востока, кажется, вскоре наполнит собою весь мир.


аааааПолотно «Звезда Матери Мира» поначалу неожиданно смотрится в серии «Его страна», поскольку здесь нет гор, да и место действия не индийский ландшафт, а пустыни Востока. Однако логика авторского замысла наводит на мысль, что в Его стране должен жить образ Матери Мира – олицетворения вселенского женского начала, общей Матери всех Учителей Света.

аааааЧуть-чуть забрезжил рассвет, и уже погасли все звезды. Только невысоко над горизонтом, на темной полосе неба ярко светит Венера, предвосхищая грядущий день и указывая путь каравану, двигающемуся по зыбучим пескам... Может быть бескрайние пески – это пустыни духа, олицетворение современного состояния человечества, а «звезда Его» вновь указует путь к Мессии, новому Владыке мира, которого ждут во всех частях света? Ждут его и в Гималаях в образе десятого воплощения Вишну – Великого Майтрейи.


ааааа«Сжигание тьмы» – удивительная монохромная работа, выполненная оттенками синего цвета. Иссиня-черные тени, разбросанные по всему пространству полотна, сменяются голубым свечением стекающего по диагонали ледника и в центре ярким белым свечением, словно идущим от раскаленной до предела материи.

ааааа...В глухую ночь из глубокой расщелины на склоне Эвереста выходит процессия людей в длинных одеждах, по которым струится неземное сияние.

аааааНемного впереди – человек, бережно держащий ларец, окруженный ослепительным светом. Такой же свет идет и от созвездия Ориона, три звезды которого – Три Мага указывают на ларец, в котором согласно легенде, записанной Рерихом, хранится священный осколок с Ориона.

аааааНа картине Рериха хаотическое нагромождение скал и снегов сменяется на среднем плане упорядоченным «шествием»: в нем видятся пирамиды или сфинксы незапамятной древности. Чуть ниже следует череда обломков глетчера, своим ритмическим строем напоминающих застывшие человеческие фигуры. Эти ледяные образования словно стремятся впитать исходящее от ларца живительное излучение. Оно постепенно просвечивает их полупрозрачную темную сущность и заполняет искорками света. Огонь загорается в каждом из них, приобщая к духотворящей вселенской стихии. Кажется, всё полотно начинает фосфоресцировать. Мир становится иным: тьма отступает.

аааааВ «Его стране» реальность и легенда, прошлое, настоящее и будущее всё спаяно в едином художественном строе.

аааааВ серии «Его страна» два главных действующих лица он и она. Он отважный искатель опускается в земные глубины, поднимается на вершины, внимает мудрости, добирается до горных сокровищ, уезжая, прощается с ней, спешит с важным поручением. Она провожает его в путь, вдохновляет на подвиг, увлекает в заоблачный мир к сияющим высотам. Вместе они любуются надземными красотами. Здесь, по-видимому, наличествует некий элемент автобиографичности. Своей вдохновительницей называл Николай Константинович жену Елену Ивановну. Она не только была для него ведущей в жизни, но являлась часто и соавтором художественных замыслов. «Творили вместе, писал Николай Константинович, и недаром давно сказано, что произведения должны бы носить два имени женское и мужское». Быть может, это его замечание более всего применимо к серии «Его страна»: ведь само содержание картин пронизано идеей важности женского начала, его водительства.

аааааВ продолжении вечера был продемонстрирован фильм «Николай Рерих», созданный по сценарию Р.А. Григорьевой и Л.В. Шапошниковой, рассказывающий о жизненном и творческом пути Николая Константиновича Рериха. В конце фильма прозвучали слова из завещания Н.К. Рериха.

аааааЗавещание Николая Константиновича Рериха.
«Собственности у меня нет. Но вот, что завещаю всем, всем! Любите родину. Любите народ русский. Любите все народы на всех необъятностях нашей родины. Пусть эта любовь научит полюбить и все человечество. Пусть познавание чужих стран приведет к Родине, ко всем ее несказуемым сокровищам. Русскому народу, всем народам, которые с ним даны дары необычные, дана мысль об общем благе, дано познание труда и бесстрашная устремленность к обновлению жизни. Где нарождается красота, там придет и расцвет всех трудовых достижений. В мирном труде, познается и мир всего мира. В мире идет строительство и светлое будущее».

аааааВ завершении вечера А.В. Волковым и Н.Н. Неровной был исполнен «Вокализ» С. Рахманинова и прозвучало стихотворение Н.К. Рериха «Встретим».

ВСТРЕТИМ

К двери, друг, подойди.
Не бойся двери открыть.
Крепко светильник держи,
не затушил чтобы вихрь.
Слышишь, он к двери подходит.
Если, открыв, ты ничего
не увидишь
не бойся, он
все-таки здесь. Что должно
придти, то пришло.
Пришедшее
встретим.

Н.К. Рерих